Паперть «Новороссии». Кто и как заплатит пенсионерам «республик»

У меня есть один почти родственник, с которым мы никогда не виделись. Солист Луганской филармонии. Раньше он пел по случаю празднования дня города. В сентябре. Теперь поет для «ЛНР». Всю осень. Если верить его теще — не только гимн «Новороссии» со словами: «Слава народу творящему, слава!». Разное поет. Работы много. Теща, однако, его регулярно спрашивает, думает ли он кормить семью. Потому что денег артисту не платят. И когда заплатят — неизвестно. Вместо денег — пафосные речи о «молодой республике». Не знаю, почтил ли служитель муз своим присутствием так называемые «выборы» 2 октября, но думаю — почтил. Потому что там раздавали «социальные карты ЛНР» (безымянные, с «соцгарантиями» и тремя ошибками в тексте), а также дешевую картошку и капусту. В ситуации хронического безденежья — неплохой стимул для избирательной активности. Особенно для пенсионеров. Которым, в отличие от молодого певца, уезжать куда-то из этого «Зазеркалья» нет ни сил, ни здоровья. Хотя выбираться в Украину из «Новороссии» пенсионерам все же приходится. Фактически их к этому даже поощряет руководство «республик».
«Премьер-министр ДНР» Александр Захарченко, например, за неделю до своих триумфальных «выборов» буквально призвал их к этому. Мол, выезжайте, регистрируйтесь, получайте деньги. Украина обязана вам платить. Да, и еще! «Это не является предательством» (надо полагать, по отношению к «ДНР»).

Пенсионеров, разумеется, жалко (даже если они по собственной глупости ходили в мае на пресловутый «референдум»: как говорится, «коні невинні»). Однако логики в словах товарища Захарченко не больше, чем у жены, инициировавшей развод и требующей от мужа все-таки и впредь ее кормить, обувать и одевать. В конце концов, «Новороссия» — это ж не «пиндосы» какие-нибудь, правильно? Это у них там, за океаном, суд может обязать состоятельного супруга содержать свою бывшую благоверную на том основании, что они — было время — жили вместе долго и счастливо. Нельзя же «молодым республикам» заражаться этим сомнительным буржуазным вирусом. Отношения должны быть другими, незапятнанно чистыми. Как у африканских ардипитеков, четыре с половиной миллиона лет назад введших в обиход формулу «секс в обмен на продовольствие». Нет секса (ну, то есть чего-то объединяющего) — нет продовольствия. Замечательный подход. И главное — при нем остается масса свободного пространства для гордых заявлений о том, как в Донецке и Луганске глубоко начхать на то, что там Киев думает об их самостоятельности. А также для обещаний накормить всех пенсионеров (ставших вдруг «своими») пятью хлебами и двумя рыбами. Ну или для чего-то подобного, в меру «христианского».

Раздача гуманитарной помощи (фото газеты «Вести»)
Раздача гуманитарной помощи (фото газеты «Вести»)

Таких счастливых проявлений самостоятельности пока что, понятно, не наблюдается. И весь «государственный» разговор вокруг туманной судьбы «республиканских» пенсионеров блуждает в основном в трех соснах. Первая — «мы не ожидали, что пенсии и социальные пособия — это миллиарды гривен». Примерно так заявили в «финансовых органах ДНР» в октябре, пообещав изыскать возможность для аванса в тысячу гривен. Хотя бы для тех, кто ничего не получал в течение двух месяцев. Вторая — «мы заплатим через месяц-другой, если Россия поможет». Тут пока предполагается два возможных (на ходу сконструированных) варианта: 1) Россия окажет гуманитарную помощь; 2) Россия передаст «республикам» награбленную в Крыму гривневую наличку. Третья «сосна» — та, о которой уже упоминалось: «делайте набеги на территории, подконтрольные Украине, и получайте; спасение утопающих…» — ну и далее по тексту. Есть еще, правда, изображение праведного недоумения. Мол, как же так! Перечисления в Пенсионный фонд Украины «республики» (или, по крайней мере, некоторые административные единицы, в них входящие) делают исправно. А Киев-подлец не отдает эти деньги пенсионерам «Новороссии». О таком положении дел недавно заявил, в частности, глава администрации Донецка Игорь Мартынов. По его словам, областной центр только в октябре текущего года направил в столицу Украины порядка 300 миллионов пенсионных гривен. Почему? Потому что в «ДНР» пока что нет своей финансовой системы и механизма распределения выплат. А казначейский счет, на который зачисляются пенсионные отчисления и с которого производятся выплаты, зарегистрирован в Киеве. ПФУ же за последние четыре месяца задолжал донецким пенсионерам примерно 1,5 млрд грн.

Такова в общих (и частных) чертах исходная ситуация. И чтобы понять, как она может развиваться, нужно разобраться с тем, что может быть комплексно названо —

Цена вопроса и кто «банкует»

Сколько денег вообще нужно для «пенсионного счастья» в «республиках»?

Александр Захарченко в конце октября назвал цифру 1,3 млрд грн. Это для «ДНР». То есть если взять и поделить данный показатель на размер средней пенсии, которая в Украине на 1 октября сего года составляла 1670 грн, мы получим общее количество пенсионеров, проживающих на территории, подконтрольной «ДНР». Примерно 780 тысяч. Если подсчитать число пенсионеров, проживающих в «ЛНР» (используя данные по числу населения оккупированных боевиками городов и тот факт, что в Луганской области в 2013 году на 1000 населения приходилось 328 пенсионеров — больше, чем в Донецкой — 322, и гораздо больше, чем в Украине в целом — 301), то получим примерно 450 тысяч граждан, требующих пенсионного обеспечения. На самом деле обе эти цифры — по числу пенсионеров «ДНР» и «ЛНР» — могут быть чуть меньше, поскольку средняя пенсия на Донбассе все-таки выше, чем по Украине в целом. Однако на общую массу требуемых денежных средств это, в сущности, не влияет. Поэтому вполне корректно будет вести расчет, исходя из показателя среднеукраинской пенсии. Итак. «ЛНР»: 450 тыс. х 1670 грн = 750 млн грн. Примерно. То есть в сумме (для «Новороссии» в целом) получаем более двух миллиардов гривен. Это и есть месячная потребность выплат для пенсионеров, проживающих на подконтрольных боевикам территориям. Ясно, что 3,5 млрд грн, захваченных Россией в Крыму (даже если Москва откликнется на запрос «ДНР» и средства эти таки передаст), — лишь «отсрочка приговора» на полтора месяца с небольшим. Возможно, кстати, именно их и имел в виду Захарченко, говоря о «гуманитарной помощи» России, которая позволит выплатить пенсии. Но дело, однако, в том, что пенсии — не единственная статья расходов.

В конце концов, есть и другие виды социальных выплат и пособий. Например, по безработице. Конечно, можно тех, кто оказался в подобной ситуации, призвать в ополченцы, и тем самым решить проблему.

Но с беременными женщинами таким образом поступать как-то не комильфо. И если клясть Украину, но все-таки оглядываться на ее цифры, то каждой женщине необходимо при рождении ребенка выплатить более 10 тысяч гривен одноразово, а затем еще три года выплачивать долями, так чтобы общая сумма составила 41 280 грн. С этим что делать? Нацепить портупею, скомандовать: «Не рожать!» и надевать наручники на всех, кто ослушался? В принципе, конечно, ничего невозможного в таком подходе нет. Учитывая, что в «ЛНР» уже смертные приговоры выносятся чуть ли не голосованием, а великий борец за нравственность Алексей Мозговой пообещал арестовывать всех женщин, которых обнаружит в ночных клубах. А от ночного клуба, рассадника разврата, до роддома — ну вы сами понимаете…

На карте Украины Донбасс выглядит довольно «молодым» регионом, однако по количеству пенсионеров, регион все равно занимает первое место в стране (карта: pollotenchegg.livejournal.com)
На карте Украины Донбасс выглядит довольно «молодым» регионом, однако по количеству пенсионеров Донецкая и Луганская области все равно занимают лидирующие места в стране (карта: pollotenchegg.livejournal.com)

Короче, захватить СБУ и ОГА и изображать из себя крутого парня, стреляющего от бедра — это одно. А выполнять обязательства перед осчастливленным тобой народом — совершенно другое.

Будь все кремлевские марионетки поумней и сговорчивее меж собой, они бы смогли из полученного (пусть даже кровавым путем) лимона извлечь лимонад. Для этого нужно было, по крайней мере, не перечеркивать минские договоренности. Тогда бы можно было потихонечку шантажировать Киев, «подсасывать» у него деньги, а в случае чего — на него же и валить: мол, он не додал, затягивает и т.п.

Однако момент этот оказался упущенным. И теперь, после «выборов» 2 ноября, уже понятно, что ждать от центральных украинских властей позитивного решения по «социалке» не приходится. Президент Петр Порошенко еще несколько месяцев назад заявил: Киев будет выполнять все свои обязательства перед территориями, находящимися под украинским флагом. Это касалось в том числе и выплат пенсий. «Выборы» 2 ноября поставили крест на минском протоколе и лишили всякого смысла закон об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. СНБО, заседавший на текущей неделе, по рекомендации президента принял решение безотлагательно внести в парламент законопроект об отмене данного нормативного акта. Одновременно с этим было подчеркнуто, что Киев исходит из приоритета защиты прав украинских граждан и их законных интересов, однако не позволит спекулировать на этом. Как заявил заместитель секретаря СНБО Александр Литвиненко, «украинское государство обеспечит поставки в Донецкую и Луганскую область гуманитарной помощи. Люди, которые проживают там и не смогли уехать, не виноваты, что они попали в эту историю. В то же время Украина не будет обеспечивать финансирование этих непризнанных формирований». Ну, то есть мука, сахар, макароны, гречка — это пожалуйста. Деньги — нет. Компромиссное такое решение. В духе формулы: помереть не дадим, но жить нормально не будете.

Буквально на следующий день — также не избежав половинчатости — «прозрело» и украинское правительство. Премьер-министр Арсений Яценюк, с одной стороны, заявил о том, что Кабмин не будет платить дотации территориям, подконтрольным террористам (а это ни много ни мало — более 34 млрд грн из центрального бюджета). Мол, как только весь этот непотреб уберется оттуда, социальные льготы будут выплачены. Но не раньше. С другой стороны, Яценюк подчеркнул, что поставка газа и электроэнергии в «республики» прекращена не будет. «Там наши граждане, и правительство не даст этим людям замерзнуть, потому что это приведет к гуманитарной катастрофе», — таковы были аргументы премьера. Стоимость поставленных на временно оккупированные территории энергоресурсов затем, после восстановления там украинского контроля, будет вычтена из ассигнований на льготы и дотации. Газоснабжение «Новороссии» — тема, разумеется, отдельная. Но все же нелишне будет заметить, что, по информации НАК «Нафтогаз Украины», без надлежащего учета и оплаты территориями, на которых верховодят боевики, в сентябре было потреблено 27 млн м3 газа, в октябре — около 100 млн м3.

До конца года в эту «черную дыру» может уйти примерно 1 млрд м3 газа. Убытки «Нафтогаза», который технически мог бы прекратить подавать газ для нужд «республик», от такой «щедрости» составят порядка 7 млрд грн.

Надо полагать, решения, принятые в Киеве на текущей неделе, — не последние. На поверхности, например, вопрос: если Украина поставляет в «Гондурас на Донбассе» газ и электричество, то почему бы не потребовать в качестве оплаты за это уголь, которого, по признанию руководства «ДНР», в «республиках» завались? Даете уголь — сидите со светом. Нет — переходите на свечи. При этом формально это можно было бы сделать, даже не пятная себя договоренностями с бандитской верхушкой «Новороссии». Просто хозяйствующий субъект в просто Украине заключает договор с хозяйствующим субъектом в оккупированной Украине.

Вероятнее всего, стоит ожидать также менее либерального, чем прежде, режима перерегистрации пенсионеров. С точки зрения подтверждения факта проживания перемещенного лица по новому адресу. На сайте Пенсионного фонда Украины до сих пор красуется пояснение, что документы на этот счет предоставлять не требуется. Указал адрес — ну и ладно. Между тем в городах Луганской области, в которых уже образовался наплыв переселенцев, органам соцзащиты дано распоряжение проверить, действительно ли люди, перебравшиеся в Украину из «ЛНР», проживают по тем адресам, которые они вписали в бланки регистрации. Или же они, оформив необходимые для получения пенсий и пособий документы, преспокойно отбывают в «республику», кляня страну, которая их в реальности кормит. Официальных разъяснений, что будет, если проверки выявят здесь «неувязки», пока нет. Но тут, по-видимому, ключевое слово — «пока». Потому что нет никакого разумного обоснования для того, чтобы продолжать содержать субъектов, объявивших тебе пусть и скрытую, но войну.

Еще один гипотетичный шаг, которого следует ожидать, — блокирование банковских карточек тех, кто зарегистрирован в «Новороссии». Набеги на банкоматы украинских городов, находящихся неподалеку от линии фронта, должны быть прекращены. Мало того, что при таких акциях жители «осажденных» городов порой не могли в течение нескольких дней снять деньги на собственные нужды, так еще часть снятых денег затем взималось бандитами в качестве дани — «на борьбу за освобождение». Так что и тут логика вероятного запрета вполне понятна: либо перерегистрируйся, либо пусть тебя Захарченко и Плотницкий и кормят. Но не наоборот. Когда Украина кормит и тебя, и тех, кто облагает тебя поборами.

Ограмбление банкомата
Ограбление банкомата

Если указанные меры не будут введены, это может служить косвенным доказательством того, что кому-то эта мутная вода нужна для ловли коррупционной рыбы. Потому что чем-либо иным (ну разве только еще непроходимой тупостью) объяснить такое «стой здесь — иди сюда» попросту невозможно. Более или менее понятны резоны, по которым столь жесткие нововведения, смахивающие на блокаду, не были приняты раньше. Украинская власть надеялась на возможность реализации минских договоренностей. А если и не надеялась, то все же не могла не считаться с мнением Европы, требующей садиться за стол переговоров с марионетками, от которых практически ничего не зависит.

После 2 ноября Киев фактически получил карт-бланш на новый формат отношений. И теперь механизм контроля государственной копейки превращается в реализацию базового принципа безопасности страны: нельзя кормить врага, нельзя делать его сильнее. Тот же, кто допускает здесь проколы, должен предстать перед судом. Как человек, наносящий вред стране и преследующий, вероятно, свои личные, небескорыстные цели.

Есть, кстати, хороший пример на этот счет. В сентябре текущего года Главное следственное управление МВД начало досудебное расследование в уголовном производстве по факту совершения должностными лицами Пенсионного фонда Украины растраты бюджетных средств путем осуществления выплат пенсий Виктору Януковичу и Николаю Азарову. Красота, правда? Эти люди разграбили страну, спровоцировали в ней войну, а им какой-то парень из ПФ продолжает перечислять пенсии. И какие! У президента, по неофициальным данным, она составляет более 100 тысяч гривен. Как говорится, ничего личного, но все же интересно: какова была сумма отката за данную «халатность»?

Что дальше?

Прекращение финансирования «республик» — акт, о необходимости которого многие эксперты говорили еще до того, как он был принят. В частности, российский политолог Андрей Окара высказался накануне его введения так: «По поводу выплат, я чисто по-человечески не понимаю этот гипергуманизм украинской власти и государства, и то, почему Украина должна платить пенсии тем людям, которые проклинают Украину и голосуют за Захарченко».

Разумеется, звучали и противоположные мнения. Например, Юрий Бойко, представляющий «Оппозиционный блок», после мантры о том, что «это ж наши люди», заявил о том, что если Киев прекратит снабжать «республики» гривной, то они попадут в рублевую зону и таким образом Украина их потеряет. Позиция экс-регионала вполне предсказуема. Вопрос только в том, отражает ли она хотя бы в малой степени реалии? То есть может ли Россия в самом деле ввести в «ДНР» и «ЛНР» свою валюту?

Есть два варианта развития событий. По типу Приднестровья. И по типу Абхазии. Первое не граничит с Россией и не признано ею в качестве государства. Оно имеет самостоятельную денежную единицу — приднестровский рубль. Вторая — граничит с Россией и признана ею. Денежная единица — российский рубль. В 2004 году, еще до российско-грузинской войны 2008 года (и до признания Россией Абхазии суверенным государством, — Прим. ред.), пошли слухи о том, что Абхазия собирается ввести свою национальную валюту. Однако руководство страны их вскоре опровергло, заявив о приверженности российскому рублю, «поскольку он способствует финансово-экономической стабильности в регионе». Ситуация Абхазии в большей степени, чем приднестровская, напоминает ту, которая может сложиться на востоке Украины. Однако все же это не тот случай, когда можно говорить о полном соответствии. По крайней мере, Россия до сих пор нигде не заявила, что признает «Новороссию» в качестве нового государственного образования. Акценты — иные. Мол, майский «референдум» — хорошо. «Выборы» 2 ноября — тоже. И Киеву нужно садиться и разговаривать с представителями «законных» властей. Пока о большем речи не идет.

Есть и сопутствующие факторы. Сколь бы бутафорским ни было общественное мнение в России, оно ныне настроено в массе своей против того, чтобы принимать «ДНР» и «ЛНР» в состав РФ. Разумеется, завтра его могут легко поменять, но сегодня оно именно такое. Выгодное для Кремля.

Потому что запустить лозунг «донбасснаш» в то время, когда страна медленно и печально входит в экономическую стагнацию, — это уже не абсурд, а просто идиотизм.

Но ведь не обязательно включать «Новороссию» субъектом федерации. Можно же просто ввести там рубль. Да, можно. Но и это не просто. Сразу с нескольких точек зрения. Техническая: какие банки будут этим заниматься? Есть ведь уже опыт Крыма, в который российские банкиры либо неохотно идут, либо охотно из которого убегают. Потому что не хотят санкций, от которых им уже и так приходится несладко. Завезти деньги мешками, а потом сказать: «это не наше»? Да, это, пожалуй, наиболее реальный вариант. Во всяком случае, он отвечает лживой логики действий Москвы, которую она демонстрирует, объясняя миру, что на востоке Украины нет российских военных. Единственное но: требуемая сумма — это фактически эквивалент той, что Кремль выделяет Крыму. То есть в его ранних «замахах» Крыму полагалось в четыре раза больше, однако рецессия перечеркнула эти благие намерения. Так что даже нелегальные мешки валюты, переправленные через неконтролируемый кордон, — это сейчас не слишком большой кайф для Москвы. И скорее всего, она даже на него не пойдет. (Это, кстати, можно было ожидать еще с лета, когда разные прокремлевские эксперты взялись обсуждать возможность введения валюты для «республик». Никто не говорил о рублях. В качестве переходного варианта предлагалось брать украинскую гривну и компостером наносить на нее перфорацию: «Новороссия». Либо ставить соответствующий штамп. Путь не новый, опробованный еще в гражданскую войну. Правда, тогда, когда он предлагался, имелось в виду, что по Донбассу ходит куча украинской национальной валюты. Короче, идея вчерашнего дня, к реализации которой в новых обстоятельствах едва ли можно вернуться.)

Ну и опять-таки: санкции. И Европа, и США не устают ими угрожать. И что приятно (если это слово тут уместно) — их таки не устают вводить. Если допустить, что кремлевский карлик, которого Forbes назвал на днях самым влиятельным человеком в мире, все же побоится развязать Третью мировую, тогда он должен каким-то образом просчитывать: через сколько времени Россия при нынешних тенденциях цен на нефть и санкциях, которые Запад продолжает усугублять, начнет в буквальном смысле валиться? Логика, по которой две коровы, сдохшие у соседа (Украины), против одной сдохшей у тебя (России) — это хорошо, — это логика идиота. Путина пока что никто таким званием не наградил. Так что следует все же исходить из того, что он — циничный, наглый и аморальный политик. Однако умеющий просчитывать партию хотя бы на шаг вперед. И понимающий, чем ему этот шаг может грозить.

Все сказанное приводит к неутешительному для сторонников «ЛНР» И «ДНР» выводу: на российскую помощь особо рассчитывать не приходится. И для «республиканских» пенсионеров (да, собственно, и жителей вообще) остается лишь два варианта поведения: перебираться в Украину (и получать средства к существованию) или же сидеть и ждать, пока украинский флаг вновь взовьется над оккупированными территориями. Речь идет, разумеется, о тех, кто считает Украину своей страной. И именно о них Киев и должен сейчас позаботиться. Решить проблемы с жильем, с выплатами. Если необходимо — с возможностью работы. И так далее. В конце концов, есть опыт Грузии, которая сумела в течение года после войны 2008-го обеспечить жильем всех переселенцев с территорий, которые были утрачены (Абхазия, Южная Осетия). И ныне для Украины вполне приемлемым решением стало бы использование 34 «замороженных» миллиардов на цели, связанные именно с переселенцами из «республик». Потенциально, это каждый третий житель Луганска, Донецка, Макеевки или Стаханова. Россказни про то, что на Донбассе 90% жителей — за Россию и Путина, — ложь. Но то, что это чаянья — свои для 2/3 населения, увы, правда. Но думать, повторяю, нужно о той трети, которая считает себя гражданами Украины и ждет поддержки. Эти людям нужно дать шанс. Иначе Украина их потеряет.

Социолог Ирина Бекешкина на днях очень точно сформулировала то, на какие две категории ныне делится Донбасс: «тех, у кого поддержка террористов — сознательная позиция, и тех, кто уже шагнул за грань отчаяния». Бекешкина прогнозирует, что «в контролируемой сепаратистами части Донбасса скоро останутся только пенсионеры и бандиты, потому что работать там негде, денег взять негде, и ситуация стремительно ухудшается». При этом она подчеркивает, что немало людей выехало из этого кромешного ада — кто-то в Украину, кто-то в Россию. И выехали именно активные и мобильные личности. Их число могло бы быть большим, говорит социолог, «если бы у них была возможность найти жилье, если бы не приходилось бросать все нажитое». Другими словами — если бы на государственном уровне были включены компенсаторные механизмы, позволяющие начать (или продолжить) жизнь на новом месте. В конце концов, слоган о «Единой стране» должен распространиться и на тех, кому судьба уготовала такой крутой поворот: жить на Донбассе в 2014 году и чувствовать себя украинцем. Вне зависимости от того, пенсионеры они или граждане вполне трудоспособного возраста.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *