WSJ: Порошенко подтолкнул Зеленского пойти в политику

В день тишины, 30 марта, французский философ Бернар-Анри Леви сидел в ресторане возле Софийского собора с низки мужчиной в черной футболке. Голос мужчины был с хрипотой и сильной энергетикой. Это был комик Владимир Зеленский. На следующий день его результат в первом туре выборов президента Украины потряс весь мир, говорится в колонке Леви для издания The Wall Street Journal.

Леви пишет, что сразу сказал Зеленскому о своей дружбе с действующим президентом Петром Порошенко, что встречался с ним накануне вечером и что верит в то, что Порошенко заслуживает похвалы за то, что тот построил армию, защитил Одессу и Мариуполь от России и позволил Украине избежать контроля над госдолгом и рецессией.

Зеленский перебил Леви: «Я знаю. Но это все древняя история. Сейчас только я сижу перед вами».

По словам Зеленского, именно Порошенко подал ему идею о том, чтобы стать политиком, когда президент предложил комику присоединиться к его команде в прошлом году.

«У него также был разговор с Иваном Вакарчуком (автор ошибся в имени — имеется в виду Святослав Вакарчук, лидер группы «Океан Эльзы» – ред.), который долго думал о том, чтобы самому баллотироваться в президенты, прежде чем отказаться от идеи и, в некотором смысле, передав факел Зеленскому», — пишет Леви в колонке.

Зеленский сказал Леви, что именно переговоры с Порошенко — переговоры, на которых президент Украины умолял Зеленского «разрешить использовать его имя», даже не спрашивая о его убеждениях, — решили этот вопрос.




Леви спросил Зеленского, какая его позиция: «Есть три возможных модели. Лучший случай — Рейган; худший — итальянский Беппе Грилло; и между ними есть Колюш». Зеленский знал первых двух. Упоминание Грилло и его компромиссе с крайне правыми итальянцами показались Зеленскому противными, пишет Леви.

Зеленский не знал французского комика Колюша и удивился, когда Леви ему рассказал, что тот был на высоте во время президентских выборов во Франции в 1980 году, но затем неожиданно сошел с дистанции.

«Вышел из гонки? Зачем ему это делать?», — спросил Зеленский философа.

Леви объяснил ему, что хотел показать, что король голый и ему нужно вернуться и одеться. Колюш понял это, и слишком уважал политику, чтобы оставаться в гонке.

«Хорошо, я понял», — сказал Зеленский. «Но это было во времена Франсуа Миттерана, не так ли? Мы в Украине, и у нас нет Франсуа Миттерана».

«Мне не хватит места, чтобы подробно рассказать о долгой беседе. Но были четыре основных темы», — продолжает в колонке Леви.

Во-первых, Владимир Путин — его решительная оппозиция Путину. «У парня нет взгляда; у него есть глаза, но нет взгляда». Леви пишет, что Зеленский очень хочет встретиться с российским лидером лицом к лицу. Зачем? «Вы понимаете, что я даже могу Путина заставить смеяться? Пустой смех, но все равно смех. И вся та российская молодежь, которая меня очень хорошо знает, будет смеяться со мной. Что вы говорили о Колюше? Голый король?»

Во-вторых, программа Зеленского. Леви пишет, что Зеленский рассмеялся, когда автор высказался о необходимости плана управления, и что у комика его нет. «Ой? Вы тоже так думаете? Ну, это ваша проблема, друг мой, а не моя. Потому что моя программа существует, и она общедоступна. За исключением того, что никто не удосужился прочитать ее. Что касается моей команды, скажите своим журналистам и друзьям-дипломатам, что их ждет большой сюрприз… Поскольку вы все видите меня шоуменом — это будет лучшее шоу кампании и всей моей жизни».

В-третьих, его иудаизм. Леви удивляет, что возможный будущий президент страны «Холокоста пулями» и Бабьего Яра — это раскрепощенный еврей из семьи выживших из Кривого Рога Днепропетровской области – территории с историей погромов. Автор спрашивает, является ли этот современный парень доказательством спада антисемитизма после революции 2014 года на Майдане? Может ли его избрание рассматриваться как акт коллективного раскаяния со стороны Украины Нестора Махно и Степана Бандеры? Зеленский ясно отвечает: «Тот факт, что я еврей, занимает 20-е место в длинном списке моих возможностей».

В-четвертых, президент Франции Эммануэль Макрон. Когда мы собирались уходить, продолжает автор, Зеленский сказал, имитируя французский акцент: «Тот парень, о котором вы говорили? Колюш? У меня нет ничего общего с вашим Колюшем или кем-то еще. Человек, которым я восхищаюсь, это Эммануэль Макрон. Плюс мы родились в одном и том же году. Пожалуйста, передайте ему следующее сообщение: я не возражаю сделать перерыв между двумя турами, чтобы снова побывать на Эйфелевой башне».

«Я ушел с чувством беспокойства и немного грустным. Владимир Зеленский больше, чем его карикатура и, возможно, не тот популист, которого я критиковал накануне в речи в Университете Тараса Шевченко», — продолжает автор.

Однако Леви грустно за президента Украины, и он не смирился с потерей Порошенко.

«Человек, который противостоял Путину — главнокомандующий, с которым я был в Краматорске у постели жертвы одного из самых неизбирательных обстрелов со стороны пророссийских сепаратистов. Маловероятного, но мужественный гигант, за которым я наблюдал украинской зимой, в противостоянии невзгодам и одиночеству — заслуживает лучшего, чем быть уволенным по прихоти истории», — пишет Леви.

Автор уверен, что аудитория еще не услышала от Порошенко последнего слова.

«Человек, которого я привел в Елисейский дворец в марте 2014 года, когда он был в неопределенном состоянии, не сказал своего последнего слова. Для Украины и для Европы он должен победить», — резюмирует Леви.

 

Добавить комментарий