Тарас Загородний: Европейцы продали бы Украину Москве за три копейки, чтобы решить свои вопросы

На сайте «Главред» состоялся чат с политическим и экономическим экспертом Тарасом Загородним. Общаясь с читателями, он рассказал, чем полезны Минские соглашения для Украины, какие компромиссы возможны с Москвой ради прекращения войны, как нашей стране следует себя вести, зная, что членство в НАТО ей не «светит», как Киев может использовать выход США и России из Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности, чем опасен для мирового сообщества прецедент, созданный Россией вблизи Керченского пролива, а также почему Украине не стоит стремиться в Евросоюз.

Кроме того, Загородний рассказал, почему Украине следует прекратить сотрудничество с МВФ, что будет с курсом гривны в год выборов, как новый мировой кризис отразится на Украине, в какие суммы обойдется восстановление разрушенного Донбасса, почему нашей стране не стоит брать пример с европейских стран, а также какие политические и экономические последствия может иметь для Украины распад РФ.

Представляем стенограмму чата с Тарасом Загородним.

polit_ua: Виповнилося чотири роки Мінським угодам, і чимало українських та закордонних політиків продовжує твердити, що тільки виконання цих угод врятує Україну від війни. З вашої точки зору, чи справді «Мінськ» є безальтернативним, на який корисний ефект від нього можна сподіватися?

Тарас Загородний: Следует учитывать, что мотивация сторон при подписании Минских соглашений была разной. Украинцы почему-то привыкли считать, что все в мире хотят им добра, все для них сделают, но самим украинцам не нужно ничего делать для того, чтобы бороться за место под этим жестким солнцем. На самом деле, мы должны рассматривать Минские соглашения, прежде всего, с точки зрения украинских интересов.

Во-первых, нужно учитывать, что первые Минские соглашения были подписаны после Иловайска, то есть когда была разбита бо́льшая часть наших вооруженных сил. В таких условиях Минские соглашения дали нам выгодное для нас перемирие. По крайней мере, за время действия этих договоренностей мы смогли восстановить свою обороноспособность.

Во-вторых, Минские соглашения дали возможность Западу найти формулировку того, как в их понимании Украина будет выходить из войны с Российской Федерацией. И тут европейские страны преследовали, в первую очередь, свои собственные интересы. Давайте будем откровенны: Германия бы с удовольствием за наш с вами счет решила бы свои вопросы для того, чтобы поскорее снять санкции с России и дальше торговать с ней. В их понимании Минские соглашения работают так: Украина де-факто сдает свои национальные интересы, а немцы умывают руки и говорят, что все хорошо.

Таким образом, Минские соглашения были позитивными для Украины, поскольку дали возможность восстановить свои силы и обороноспособность. А, кроме того, многие санкции против России подвязаны именно под Минские соглашения. И, поскольку РФ не выполняет даже первую часть Минских соглашений, мы находимся в клинче, но в хорошем клинче. Почему? Потому что санкции за невыполнение «Минска, введенные против России продолжают действовать.

Однако необходимо признать, что выполнение Минских соглашений в полной мере невыгодно для Украины. И Украина грамотно «пропетляла» от выполнения Минских соглашений – она не выполняет их в полной мере (потому что они ей не нужны), но при этом Украине за это ничего нет. Тут все-таки следует признать дипломатические таланты Петра Порошенко, который отвечает за внешнюю политику: ему удалось сохранить антироссийскую коалицию, не допустить введения санкций против Украины за невыполнение Минских соглашений. Ведь представители западных стран – формалисты, процедурники: если подписаны соглашения, то все стороны должны их выполнять. А поскольку у Украины есть хороший повод их не выполнять, она этого и не делает, но при этом клянется, что будет их выполнять – как только, так сразу. Абсолютно правильная политика нашей страны.

Тем временем санкции с России за невыполнение «Минска», действуют в ущерб ей. Такое экономические давление на Россию может помочь Украине хорошо выйти из войны и даже победить в ней. Вспомните 1991 год, когда разваливался Советский Союз: он развалился не из-за того, что Москва не захотела сохранить империю, а из-за того, что просто не было денег на содержание этой империи.

Так что в этой части Минские соглашения я считаю позитивными.

Украина при этом действует правильно. В частности, она поднимает вопрос о миротворцах. И эту идею поддержали американцы. А выполнение Минских соглашений в рамках введения миротворцев на Донбасс, которые бы контролировали нашу границу с Российской Федерацией, нас бы вполне устроило. Ведь как только там появятся миротворцы и начнут контролировать границу, Минские соглашения станут ничтожным документом, поскольку при этом условии ситуация начнет быстро меняться. Прежде всего, речь идет о том, что боевики и российские военнослужащие начнут убегать из тех районов, где будут миротворцы. Таким образом, де-факто там будет установлена украинская власть. А это позволит нам сказать, что соглашения выполнены: «Мы и раньше хотели – так хотели, что есть не могли, но вот наконец выполнили».

Кроме того, Украина уже заявила, что возможны компромиссы в отношении тех людей, которые были втянуты в войну в качестве «ополченцев», но не совершили тяжких военных преступлений – им готовы объявить амнистию. Эта программа уже сейчас реализовывается – программа СБУ «Тебя ждут дома», которая предполагает, что человек должен прийти, сдаться, СБУ проверить, действительно ли этот человек не совершил преступлений, и ему объявляется амнистия. Многие уже так вернулись домой, получив условные сроки. Этого достаточно, чтобы люди, которые не были рьяными участниками боевых действий, получили амнистию.

Понятно, что ни о каких выборах в ОРДЛО, в любом формате, речи быть не может. Потому что это раздирает правовое поле страны.

Так что, если поначалу была опасность, что Минские договоренности будут во вред Украине, потому что подписывались под давлением Российской Федерации, Евросоюза и западных стран, то теперь ее нет, поскольку Украина достаточно грамотно переиграла Россию, и теперь Москва находится в собственной ловушке. Россия не может не стрелять: как только она прекратит стрелять на Донбассе, появится вопрос о том, зачем тогда все эти «республики» существуют.

Поэтому я считаю, что сейчас Минские соглашения действуют нам на пользу. Тем временем надо настаивать на введении миротворцев на Донбасс. Когда это произойдет, мы скажем, что выполнили все пункты Минских соглашений (не наша же вина, что все боевики сбежали, едва были введены миротворцы). Амнистия? Хорошо, объявим. Децентрализация у нас и так идет. «Закон об особом статусе Донбасса» мы продлеваем, но мы не можем его реализовать – сильно хотим, но не можем.

Так что я считаю Минские соглашения позитивом, потому что санкции с России никто не снимает, а мы не отказываемся от выполнения своих обязательств, взятых согласно Минским соглашениям. Такая подвешенная ситуация, позволившая нам прекратить горячую фазу войны, когда не гибнут в таком количестве наши солдаты, выгодна нам. Де-факто идет позиционная война, которая позволяет Украине наращивать сотрудничество и развивать отношения с НАТО. Кстати, были сняты ограничения на поставки оружия в Украину. Сегодня Россия понимает, что война с Украиной, даже фронтальная война, уже не имеет никакого смысла. Без применения авиации и ядерного оружия. Ведь сейчас у России даже армии такой нет, чтобы воевать против нас.

Таким образом, поначалу были риски, что Минские соглашения станут для нас большим минусом, но сейчас это – большой плюс.

Но, в принципе, сейчас «Минск» нам вообще не нужен, потому что уже отыграл свое. Он нужен дальше только для того, чтобы поддерживать санкции против Российской Федерации. От этого нам нельзя отказываться. Поэтому мы должны, глядя в глаза, честно всех уверять, что мы хотим выполнять «Минск», а при этом наращивать нашу обороноспособность, реформировать страну. Это передышка, которая работает нам на пользу, но при этом истощается РФ.

Ganni: Если начнет «сыпаться» Россия, то чем это чревато для Украины, как может зацепить нашу страну? Ведь у нас немало людей мечтают о том, чтобы Россия развалилась, однако мало кто осознает, что, если будет рушиться такая махина, она зацепит и нас. Или я ошибаюсь?

Тарас Загородний: Проблема авторитарных режимов состоит в том, что они очень быстро заканчиваются. Тем более, Российская Федерация все больше углубляется в маразматический анахронизм. Совершенно очевидно, что в нынешнем виде ей не удастся удержать территорию. К тому же, в России уничтожена оппозиция, нет социальных лифтов… Потому возможны разные варианты. Вероятность повторения истории Советского Союза вполне реальна.

Для Украины на такой случай рецепт один – армия, которая сможет защитить наши границы. Мы должны быть готовы к потоку беженцев из Российской Федерации. Скорее всего, россияне, в первую очередь, будут бежать к нам, несмотря на то, что тут живут «бандеровцы, которые едят русскоязычных младенцев на завтрак, обед и ужин». Можно предположить, что возможна нестабильность во многих регионах Украины, которые расположены у границы с Россией.

Поэтому заранее должна быть продумана наша политика на такой случай: что мы будем делать, как будем поступать, как будем принимать беженцев из РФ, каких принимаем, каких – нет. Мы должны прагматично отнестись к такому сценарию. Без эмоций.

В первую очередь, Украина должна позаботиться о собственной безопасности. Когда будет сильная армия, она в случае дестабилизации на наших границах сможет отражать любые угрозы (агрессию, неконтролируемые отряды).

Россия показала, по какой схеме организовываются образования вроде «ДНР» и «ЛНР». Скорее всего, именно по такой схеме в случае распада Российской Федерации будут отпадать различные ее регионы. Это очень быстрый процесс. Регионы быстро прекращают платить налоги в центр. «Парад суверенитетов» в России вполне допустим. Более того, скорее всего, так и будет.

В какой перспективе это может произойти – сказать пока сложно. Пока Путин, не дай ему Бог здоровья, держится у власти, пока он при памяти, он является скрепой, которая удерживает государство.

Однако все равно остается вопрос – что же будет дальше? Ведь санкции, несмотря ни на что, делают свое. Давление на Россию нарастает. Это – тупиковый путь. И многие российские элиты это понимают. Но что они будут делать – вопрос. Им будет сложно выходить из этой ситуации. Они – в тупике, как и Советский Союз был в тупике в 1991 году.

Украине нужно быть готовой к этому и суметь извлечь выгоду для себя из того, что будет происходить в Российской Федерации. Например, привлекать российский капитал, привлекать людей, перевоспитывать людей. Ничего страшного здесь нет. Россия никуда не денется, она – наш сосед. Мы с этим должны смириться и из этого исходить.

Идея о том, что «Нет Путина – нет России», является тупиковой. Ведь если не будет Путина, кто может быть вместо него? Понятно, что просто уйти он уже не может. Кто будет вместо него? Начинается борьба провластных группировок в России. Уже наблюдается высокая милитаризация. Психоз, который существует сейчас в России. Он, кстати, очень похож на психоз, который существовал в России до 1917 года. То есть психоз, который нарастал перед Первой мировой войной, очень похож на сегодняшний. Та же нетерпимость к инакомыслию, те же постоянные погромы, суды без суда и следствия. Например, большевистские внесудебные «милицейские тройки», которые расстреливали людей без суда и следствия, начались не сразу при большевиках, а раньше, еще в 1905 году, когда подавлялась революция в результате Русско-японской войны. Тогда появились знаменитые «столыпинские вагоны» и «столыпинский галстук». В результате они подавили массы, хотя в действительности лишь загасили костер, который потом вспыхнул в результате Первой мировой войны и превратился в машину по истреблению людей.

Слава Богу, Украина сейчас не пребывает в составе Российской Федерации. Мы понимаем, что такое армия, зачем она нам нужна.

Потому Украине нужно готовиться ко всему и иметь про запас сценарий а, сценарий b и сценарий с. Как в Пентагоне – в Пентагоне есть сценарии на все случаи жизни, в том числе и на случай вторжения инопланетян, у них есть четкий протокол, что, где, когда и как делать. Такие протоколы должны быть и у нас отработаны – как мы будем действовать в случае развития такого сценария в РФ, чтобы для нас не было больших сюрпризов.

Если же говорить об экономических последствиях распада Российской Федерации для Украины, то я думаю, что для нас будет больше позитивных последствий. Потому что сейчас РФ достаточно агрессивно относится к товарам из Украины, не дает их экспортировать. Когда будет ослаблен путинский режим, скорее всего, Украина сможет экспортировать больше своих товаров в Россию, в первую очередь, продовольствия (когда есть нечего, люди начинают искать, где бы это получить).

К тому же, если произойдет распад РФ на несколько государств, и они будут более либеральными в своей политике по отношению к Украине, это даст нам шанс получить новые рынки сбыта. Ведь и сейчас, хоть нам и не хочется этого признавать, многие наши рынки сбыта находятся в РФ. С Европой у нас пока не особо получается, что бы нам ни рассказывали. Потому в России остаются наши рынки сбыта.

Потому такой сценарий был бы выгоден нам.

Кроме того, куда в условиях нестабильности денется российский капитал, куда он пойдет? Скорее всего, он будет инвестировать в Украину, потому что для них это более понятная страна, с которой они разговаривают на одном языке, плюс – это все-таки Европа, к тому же, есть ниши. И у нас тут должен быть абсолютно прагматичный подход. Российский капитал не опасен, пока он не вмешивается в политику. Мы никак не можем избежать присутствия российского капитала в нашей стране, но он всегда будет прятаться. Например, вчера был «Лукойл» – сегодня «AMIC», якобы австрийская компания; вчера была «Роснефть» с «ТНК» – сегодня это уже «Glusco», какая-то мутная швейцарская компания. Мы понимаем, что все это принадлежит россиянам, но ничего с этим поделать не можем.

Но у нас есть институты (СБУ, армия, полиция), которые могут пресечь любые попытки влиять на политику. А сами инвестиции – это плюс: пусть себе инвестируют деньги, а мы поможем им освоить их деньги.

Так что все, что приносит прибыль государству, а укрепление – армии, это большой плюс для нас.

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Скептик: Ряд экспертов предполагает, что эти президентские выборы в Украине будут рекордными по количеству фальсификаций и масштабам задействования админресурса. Согласны ли вы с таким прогнозом?

Тарас Загородний: Не согласен. Во-первых, такого админресурса, как был у Януковича или Кучмы, уже нет, поскольку прошла децентрализация, и реальных рычагов давления или контроля над региональными элитами уже не существует.

Во-вторых, попытки фальсификаций будут, но это не значит, что все они пройдут и будут удачными. У нас всегда была конкурентная политика. Среди основных претендентов на президентский пост – Петр Порошенко. У него есть система, которая может выигрывать выборы – и президентские, и парламентские. Также среди основных претендентов – Юлия Тимошенко, у которой также есть своя система, которая сможет проконтролировать происходящее. И Тимошенко – главный претендент на президентский пост. Есть также своя система у Юрия Бойко: у него остались ресурсы на местах, в регионах, соответственно, его команда сможет проконтролировать избирательный процесс в своих интересах.

Поскольку есть несколько игроков, это означает, что могут быть колебания, но не особенно крупные, как это было в 2004 году, когда могли докинуть 5-7% бюллетеней.

В-третьих, Украина сегодня – это другая страна, более прозрачная. Благодаря интернету и социальным сетям уже все друг друга знают, и знают, где и что будет применять.

Потому я не думаю, что крупные фальсификации будут возможны. Но, конечно, нужно следить друг за другом.

Важна также позиция Авакова, который заявил, что выборы у нас будут честными. Он работает в этом направлении. Я думаю, что его слово в действительности сейчас больше всего играет роль, потому что полиция – это все-таки 200-300 тысяч человек в нашей стране, плюс «Нацгвардия», то есть у него есть ресурсы, чтобы обеспечить и спокойствие на выборах, и отсутствие фальсификаций.

Dara: На какие компромиссы может пойти Украина, чтобы прекратилась война на востоке? Где грань допустимого? Ведь придется как-то решать этот вопрос, как-то договариваться… Или вы полагаете, что Запад и Украина выберут «игру в долгую», то есть будут просто ждать смены власти в России, ухода (физического или политического) Путина? Как тогда быть с тем, что, во-первых, к власти в РФ может прийти не менее безумный «ястреб», во-вторых, продолжающаяся война на территории нашей страны будет продолжать тормозить развитие Украины, в-третьих, будут продолжать гибнуть и терять здоровье украинские военнослужащие, в-четвертых, будут продолжаться мучения жителей Донбасса (ведь все равно там остаются люди, желающие жить в составе Украины, а не быть гражданами «Новороссии»)?

Тарас Загородний: Я не считаю, что, в России в случае смены власти вместо Путина будет более приемлемый для Украины президент.

Путин – спецслужбист. А в спецслужбах работают специфические люди, которые больше тяготеют к тайным операциям, агентам и осторожным действиям. Слава Богу, что сейчас там у власти не сумасшедший генерал, который бы собрал все войска и отправил вперед.

Учитывая, что в России власть крайне централизована, смена власти может привести к центробежным событиям внутри РФ. В итоге, россиянам просто будет не до нас. К тому же, они будут понимать, что теперь уже Украина готова к их агрессии, а, значит, в случае чего, они получат по голове.

К тому же, не вижу смысла для РФ сейчас воевать против Украины, ведь, в любом случае, своя логика у Путина и у России всегда существует. У них не получилось в 2014 году создать «Новороссию», в результате сейчас Россия под санкциями, и ее задача – избавиться от этих санкций. А любое крупное вторжение России повлечет мгновенную реакцию. Ведь на Западе уже все готовы к такому развитию событий. Для России это будет значить и отключение от системы SWIFT, и эмбарго на российскую нефть – то есть еще более жесткие санкции, которые ударят так, что просто не станет денег на содержание российской армии.

Безусловно, Украине нужно каким-то образом выходить из войны на востоке. Война страну истощает. Инвестиции не поступают. Нужно искать пути, возможно, даже выход на прямые переговоры с Россией, например, на нейтральной территории. Россия – наш сосед, который пока что никуда не денется.

Какие возможны компромиссы? Я считаю, что мы спокойно можем продать несуществующее и неосуществимое сейчас теоретическое членство в НАТО.

Объясняю – почему. В НАТО нас не примут в ближайшее время, что бы там у нас ни говорили, по одной простой причине: пока у нас есть территориальные проблемы с нашими соседями, никто никого в НАТО брать не будет.

Это не прописано в Уставе НАТО, но это является следствием ст.5 Устава НАТО, которая говорит о том, что нападение на страну-члена НАТО является нападением на весь Альянс. Понятно, что НАТО не хочет ввязываться в различные мутные конфликты. Потому они выбирают те страны, которые не имеют территориальных проблем со своими соседями.

Ведь если чисто теоретически завтра мы вступаем в НАТО, у нас остается нерешенным вопрос с Крымом и с Донбассом, предположим, обстрелы наших ребят на востоке – это уже будет началом нападения на всех членов НАТО или нет? В Альянсе думают об этом. Или, например, в Крыму, который считается украинской территорией, сейчас находятся войска России, проводят там учения – это уже автоматическое нападение на всех членов НАТО или нет?

Кроме того, в Европе существуют противники вступления Украины в НАТО. В первую очередь, это Германия, которая только рассказывает о «глубокой обеспокоенности», а в действительности ведет пророссийскую политику. Также не хочет этого большое количество мелких стран Европы, которые являются российскими сателлитами, соответственно, они будут выступать против нашего вступления в Альянс. Речь идет о той же Венгрии и других мелких странах. Достаточно инвестировать в такие страны 5 миллионов долларов – и любая из этих стран будет растягивать данный вопрос на долгие-долгие годы.

Однако ничего не мешает нам становиться союзником США вне НАТО, получать техническую помощь и переходить на стандарты НАТО.

Так что я считаю, что вопрос о членстве в НАТО – вполне компромиссный. Учитывая, что для России сближение НАТО и Украины – это большая страшилка, мы сможем его неплохо продать.

Все остальные вопросы будут рассматриваться в зависимости от того, как все будет складываться. Пока, учитывая, что украинская экономика худо-бедно растет, мы находим новые рынки сбыта, мы не сыпемся так, как могли бы, а потому можем попробовать играть в долгую. Тем более, неплохо развиваются наши взаимоотношения с союзниками, в первую очередь, с англо-саксонскими странами. Пусть, к примеру, будет база НАТО, США, или Великобритании на нашей территории. Также можно наращивать сотрудничество, привлекать иностранный капитал, в первую очередь, американский. Ведь, чем больше американского капитала будет в стране, тем скорее у нас тут появятся американские военные.

Если мы не можем решить вопрос с НАТО классическим путем, то лучше выбрать долгую стратегию и усиливать санкции против РФ, давить на нее по всем направлениям, судиться и требовать введения миротворцев. Потому что планы о том, что ситуацию удастся урегулировать путем переговоров, в частности, с «ЛНР» и «ДНР» – утопичны, этого не будет.

Любой президент Украины, который просто подумает об этом или чисто теоретически начнет обсуждать, должен понимать, что его могут просто пристрелить. Потому что армия скажет свое «фе».

Армия как институт у нас уже сформировалась, и 40% ей доверяет. Соответственно, появится какой-нибудь выходец из армии, который скажет: «Нет, этого не будет». У нас есть полковники и генералы, которые уже прошли через войну. И если они скажут «нет», то любой президент, который подумает следовать компромиссам в рамках, которые нам навязывает Российская Федерация, будет понимать, что ему это не удастся.

Но вот на прямые переговоры с Россией, скорее всего, нам придется идти. Это было бы правильно. Это можно делать либо в рамках будапештского формата, либо в рамках каких-то других форматов, которые позволят и нам сохранить лицо, и нащупать зоны компромисса.

Если же играть в долгую, то, прежде всего, это значит, что нужно укреплять свою страну. Потому что сильная страна, ее сильная армия сама по себе является гарантом собственной безопасности.

Еще один момент. Сейчас, как известно, посыпался Договор о ликвидации ракет малой и средней дальности (ДРСМД), из него выходят РФ и США. Украина является правопреемником в рамках Советского Союза этого договора, она тоже его подписывала. Это означает, что мы не имеем права строить ракеты дальностью более 500 км для собственного потребления, а также на экспорт – дальностью более 300 км. А, учитывая, что «Южмаш» делал у нас ракеты дальностью и 15 тысяч км, вопрос: почему мы сейчас не можем договориться с американцами о том, чтобы мы начали делать ракеты дальностью 1,5 тысячи км, чтобы мы могли покрывать всю европейскую зону РФ?

Нужно пользоваться любым моментом, не стесняться. Этот мир любит сильных, наглых и уверенных в себе стран. Об этом свидетельствует пример того же Израиля, который понимает свои интересы.

Дивизион из 200 ракет дальностью больше 1,5 км – это будет существенный фактор сдерживания той же России, что и в Москве это понимают. Потому нужно использовать любые возможности, не стесняться и просто спросить: «А, может, мы построим, возьмем на себя эту работу? Заодно загрузим заводы, и у нас будет ракетная техника».

Чем сильнее будет Украина, тем веселее будут проходить мирные переговоры. С сильными всегда стараются договориться, а слабых всегда бьют. Такова логика мира, в котором мы живем.

Smilik: Пане Тарасе, як вам історія про гострий слух Порошенка, який їдучи в авто, почув хлопчика, що плакав?:)

Тарас Загородний: Да, тут политтехнологи Порошенко перемудрили. История выглядела настолько искусственно. Не думаю, что это была импровизация Порошенко – на таких уровнях импровизаций не бывает. Скорее всего, политтехнологи Порошенко подумали, что это будет очень правильный ход. Однако выглядело это не особенно убедительно.

Как мы знаем, президентские кортежи всегда перемещаются с большой скоростью. Так, кортеж президента или другого высокопоставленного лица едет со скоростью 120 км/ч. Это связано с обеспечением безопасности: чем быстрее едет кортеж, тем сложнее будет в него попасть тем, кто задумал покушение.

Поэтому, мягко говоря, эта история выглядела удивительно. Насколько она выглядела реалистично? Скажем так, есть недоработки.

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Вадим Р.В.: Почему Запад поддерживает Украину? В чем его интерес в Украине?

Тарас Загородний: У Запада несколько векторов интересов, и далеко не всегда они совпадают с нашими. Вся политика Запада построена на том, что торговать – это лучше, чем воевать. Все остальное – следствие. Поэтому, прежде всего, их интересует стабильность, потому что это – деньги, капитализация и т.д.

Соответственно, нарушение Хельсинского договора о нерушимости европейских границ от 1975 года, который подписывал еще Советский Союз, является фактором нестабильности, который нужно ликвидировать. Если будет создан прецедент в Европе, и все дружно начнут вспоминать, кто у кого какие земли забрал, особенно по итогам Второй мировой войны, когда было глобальное перекраивание границ. Все начнут вспоминать, в каком веке и чей дед или прадед против какого народа воевал – и все эти процессы будет не остановить.

Будут вопросы к Польше по поводу статуса Калининграда, который был Кенигсбергом до 1945 года, по поводу статуса Данцига, который сейчас Гданьск. Тот же вопрос Судет, который существовал после распада Австро-Венгерской империи и Немецкой империи. Тот же вопрос Венгрии, которая до сих пор помнит Трианонский мир – по его результату в 1917 году, де-факто после распада Австро-Венгерской империи, Венгрия утратила две трети своей территории. Тогда бо́льшая часть перешла к Румынии, часть – к Сербии, часть – к нынешней Словакии, часть Закарпатья – это тоже их осколок. В Венгрии сильны постимперские настроения, и она с удовольствием начала бы пересматривать границы, особенно с Румынией, где живет миллион этнических венгров.

Все понимают серьезность этой истории и понимают, что нужно остановиться.

Следующий фактор – Будапештский меморандум. Это – скорее, не международный, а понятийный документ. Сверхдержавы, ядерные державы дали гарантии стране, что у нее все будет хорошо взамен на ядерный запас, а на деле вышло, что эти гарантии нарушены. Все в мире на это смотрят и видят, что слово Запада ничего не значит. Это влечет цепную реакцию, и это будет иметь глобальные последствия по всему миру.

Главное следствие – это то, что Северная Корея сделала себе ядерные ракеты. Северная Корея увидела историю, которая стряслась с Украиной, и все поняла, потому и решила сначала построить себе ракету, а потом вести переговоры. То же самое касается Ирана и других стран, которые имеют граничные технологии к построению ядерного оружия. Все понимают, что лучше с ракетой, чем без нее, но с какой-то голой бумажкой. Это значит новую гонку вооружения и распространение ядерного оружия.

Запад, а точнее англо-саксонские страны, понимают это, а потому, что бы мы ни говорили, но пытаются выполнять Будапештский меморандум. Они помогают Украине и деньгами, и оружием, и в построении армии и т.д.

Проблема в том, что Будапештский меморандум – это не НАТО, и никто не обещал, что будет за нас воевать. Как понятийный документ он существует, должна быть поддержка Украины.

Кроме того, Запад понимает, что без Украины Россия не построит империю. Это действительно так, потому что мы находимся в центре государственного мифа Российской Федерации, без Украины не понятно, кто они вообще такие.

Потому Запад предпочитает поставить Россию в определенные рамки, чтобы она стала более-менее либеральной и демократической страной. Это лучше, чем если в Европе это «кино» будет повторяться каждые десять лет, если придет какой-то сумасшедший правитель, который начнет реализовывать свои постимперские комплексы. Поэтому Запад предпочитает, чтобы у Украины получилось отстоять свои территории.

Американцы прекрасно понимают, сколько родственных связей между украинцами и россиянами, сколько семей. Понимают они также и то, насколько все это будет влиять на Москву, поскольку создаст давление внутри России, где большинство будет настроено не воевать, а торговать.

Вот и вся логика Запада. Абсолютно рациональная и понятная.

В этом котле интересов мы должны извлекать собственные выгоды, а не слушать, что нам рассказывают, особенно Германия, которая неприкрыто ведет пророссийскую политику.

Мы должны исходить из своих интересов: инвестиции, индустриализация, получение военной помощи, возможность развивать ракетные технологии, новые рынки сбыта и т.д. Нужно быть наглыми, уверенными в себе, ведь, по сути, мы защищаем всю Европу, потому пусть платят за это. Посмотрите, как Израиль получает от США 10 миллиардов в год безвозмездно, то есть даром, потому что он де-факто является союзником Штатов. Украина точно так же может поставить вопрос Европе – например, 2 миллиарда долларов в год безвозмездной помощи, без кредитов, чтобы их восточная граница была стабильной.

Нужно вести себя наглее, а не биться из одной крайности в другую. Мы сначала убежали от Москвы, посылаем ее теперь, но зато бегаем и заглядываем в рот европейцам, которые с удовольствием продали бы нас Москве за три копейки, чтобы решить свои вопросы.

Нам нужно посмотреть, как вел себя Израиль. Не понравились ему одни партнеры и условия, он сказал, что не будет делать того, чего от него хотели. Вспомните, как Израиль создавался в 1946 году. Ведь главным лоббистом создания Израиля были не США, а Советский Союз, который думал, что Израиль будет новой социалистической республикой. Когда СССР понял, что ничего не получается, он прекратил помощь Израилю. Израиль сказал: «Ну и ладно! Тогда мы будем сотрудничать с европейскими странами и США. Но при этом мы будем отстаивать свои интересы, у нас будет своя армия, то есть мы будем сотрудничать с теми, кто соответствует нашим национальным интересам».

Так же должны думать и украинцы. Евросоюз – не панацея, он бы тоже с удовольствием раздерибанил Украину. Он и сейчас рассматривает нашу страну в качестве рынка сбыта под шумок всей этой «зоны свободной торговли». Европейцы с удовольствием заберут транзит газа у Украины, если сильно захотят.

Потому нам нужно побольше цинизма, людям это нравится. А если кому-то не нравится, то это не наши проблемы.

Katt: Чи погоджуєтеся ви з думкою Сороса, який заявив, що Євросоюз може повторити долю Радянського Союзу?

Тарас Загородний: Прежде всего, давайте проясним, кто такой г-н Сорос. Г-н Сорос – это человек, который занимается валютными спекуляциями, давайте говорить прямо. Поэтому, чем больше он будет раскачивать Евросоюз, чем больше колебаний евро по отношению к доллару будет, тем больше он сам будет богатеть. Плюс – это выгодно американцам.

Что касается самого Евросоюза… Из-за высокой степени бюрократизации ЕС, Евросоюз уже начинает отставать в инновациях и технологиях. Пока что европейцы просто проедают все то, что заработали за период либеральной экономики. Рано или поздно им придется что-то менять. Например, строить федерацию. Но это невозможно, учитывая огромное количество национальных государств. Там нет моногамного, моноэтнического сообщества, как в Китае, например.

Сразу отмечу: я – евроскептик. Я считаю, что Украине в Евросоюз нечего соваться, пока не понятно, что мы от этого получаем.

Вот Польша хорошо вступила в Евросоюз: выбила себе дотации в размере 90 миллиардов евро, полностью провела модернизацию инфраструктуры, правильно делает, когда не вводит евро (со злотым ей хорошо, она контролирует собственную валюту), есть рынок сбыта. При этом Польша всегда кричит, что она – за Европу, но четко следует своим интересам. НАТО есть, все хорошо. А Дональд Туск управляет Европейским союзом. Зачем полякам куда-то еще вступать?

Я считаю, что Украине нужно быть рядом с Европейским союзом, но без фанатизма. Мы можем завести к себе инвесторов из Европы, но, если хотят сюда зайти арабы – пусть захотят, захотят китайцы – пусть заходят. То есть Украина должна быть более либеральной в этом отношении, это будет большой плюс для нас. Потому что из-за налогообложения, которое существует в Европе, бизнес просто умирает.

Бюрократы ввели массу запретов. Бюрократы везде одинаковые, они всегда найдут себе работу: то придумывают новые стандарты, то устанавливают, какой должна быть длина банана. Почему Британия выходит из ЕС? Потому что европейские бюрократы просто задолбали ее своими нормативами. Писатель Суворов, который сейчас живет в Британии, как-то объяснял, почему Британия выходит из ЕС: сначала пришли нормативы из ЕС, что ставим такие-то газовые плиты – ладно, поставили; через пять лет говорят, что неправильно тогда сказали, потому надо менять плиты… А чем те были плохи – не ясно.

Так происходит потому, что бюрократия всегда живет своими законами. Бюрократам чем-то нужно заниматься и показывать, как хорошо они работают. Поэтому и придумывают всякую дурню.

Думаете, наши чиновники сильно отличаются? То же самое!

То какие-то инструкции, то идея ввести тотальный контроль над доходами граждан, то идея содержать беженцев… Зачем? Они плодят зависимые от себя группы. Каждый бюрократ хочет поработить любого свободного гражданина. Это – закон. Потому что, если он этого не сделает, каждый свободный гражданин будет спрашивать: «Зачем нам столько бюрократов?».

Вот, собственно, и вся история с Евросоюзом.

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Kreont: К чему приведет Украину бесконечное кредитование Международным валютным фондом?

Тарас Загородний: К плохим результатам. Нет ни одной страны мира, которую МВФ сделал бы процветающей. Кредитование – это бесконечная история.

Это – миф, что у МВФ самые низкие проценты. За низкие проценты мы теряем экономический суверенитет. Например, сейчас МВФ контролирует наш НБУ, который говорит, что не будет стимулировать кредитование нашей экономики, а будет следить за инфляцией. И это при этом, что НБУ и этого на самом деле не может проконтролировать… Поэтому они поднимают учетную ставку до 17%, кредиты дорогие, промышленность убивается, а транснациональные корпорации западных правительств, которые сидят за спинами МВФ, получают прибыль. У нас не сокращается дефицит торгового баланса – 10 миллиардов в год. А это выкачивание ресурсов из экономики, человеческих ресурсов (украинцы едут в Польшу работать; это тоже часть политики МВФ), плюс в наше правительство насаживают лоббистов, которые тупо лоббируют интересы ТНК.

Почему-то у нас реформатором считается г-н Максим Нефедов, который тупо занимается ликвидацией промышленности в угоду транснациональным корпорациям, рассказывая о том, что это – свободный рынок… Нет нигде свободного рынка, особенно в том, что касается госзакупок. Попробуйте в европейской стране залезть в госзакупки, вам сразу скажут: «Подожди. Ты что! А как же наши рабочие места? Создавай совместное предприятие с локализацией, как минимум, 25-30% производства в ЕС. Если нет – до свидания».

А нам европейцы говорят: «Подешевле все, подешевле все продавайте». И убивают нашу промышленность. Это – результат контроля со стороны Евросоюза. Насадили в нашей стране лоббистов, грантоедов, которые активно продвигают интересы западных правительств, которые дают им гранты (де-факто это легализированные взятки за лоббисты), а нам рассказывают о том, как хорошо с МВФ жить.

Нужно заканчивать эту пьянку. Сейчас мы получили 3,5 миллиарда долларов. Слава богу. Это значит, что наша экономика более-менее жива, и нам эти деньги, в принципе, не нужны. Нам они нужны, чтобы пройти пиковые нагрузки по долгам. В этом политика Министерства финансов правильна. Однако уже нужно заканчивать с МВФ.

Это вранье, когда нам рассказывают лоббисты, интегрированные с международными спекулянтами и инвестбанкирами, что МВФ – это знак для инвесторов. Никакой это не знак для инвесторов! Когда больной лежит в реанимации, это знак того, что ему плохо. МВФ – это реанимация: тебе вроде бы не дают умереть, и ты как-то там на аппарате питания держишься. Когда человек здоров, ему дают деньги, когда в реанимации – никто денег не дает. Почему инвестбанкиры нам рассказывают много чего? Все просто. Высокая учетная ставка НБУ означает, что депозиты и сертификаты, которые эмитирует НБУ, меньше 17% нет. И ОВДП тоже высокие. То есть эти инвестбанкиры или банкиры, вместо того, чтобы кредитовать экономику, одалживают государству под 17% без рисков, нигде таких денег они не заработают в мире, и все, им хорошо. Конечно, в таком случае политика МВФ их устраивает. А то, что умирает страна, а ресурсы выкачиваются из страны, их не интересует. Их все устраивает. Какая-то кучка паразитов на этом выигрывает, а они ходят рассказывают, как классно с МВФ.

Нужно смотреть, как западные страны стали богатыми. Что записано в главных принципах Федеральной резервной системы США? Монетарная политика Федеральной резервной системы США должна содействовать максимальной занятости. Вот! НБУ должен не инфляцией заниматься, а заботиться о том, чтобы было кредитование. Если ты знаешь, что какой-то банк – помойка, не давай ему рефинанс; а если ты знаешь, что есть какой-то серьезный банк, который занимается кредитованием, так дайте ему ресурсы. НБУ может в любых количествах давать ресурс на любые сроки хоть под нулевой процент. Ведь когда запустится экономика, нам не нужен будет МВФ. А инвестбанкиры не заработают шаровых денег, работать придется, а не ходить по эфирам, рассказывая, как классно, что МВФ выкачивает из страны наши ресурсы.

Если Украина будет брать кредиты МВФ, то это будет бесконечно. А вместе с тем будет идти деиндустриализация, бесконечное сокращение населения, переход к аграрной экономике. К тому все и движется сейчас.

Китаю и Южной Корее в 70-х годах тоже рассказывали, что не нужно развивать промышленность, а нужно заниматься сельским хозяйством. С Украиной происходит точно так же. Нам рассказывают, что у нас гигантская инфляция. Но для переходной экономики инфляция в 10% – это нормально, зато экономика работает. Когда Южная Корея росла, средняя инфляция за 25 лет там составляла 20%, но экономика росла. Но за 25 лет из африканской страны Южная Корея превратилась в технологическую державу. Они понимали, куда все должно двигаться, было регулирование экономики.

А МВФ, когда создали у нас Агентство по продвижению экспорта, говорил: «Вы что! Какое продвижение экспорта! Это же коррупция!». Я вас умоляю, будто на Западе не воруют. На самом деле, они просто понимают, что продвижение экспорта – это давление на их рынки, то есть их промышленность начнет терять. Мы должны смотреть без розовых очков и понимать, что каждый тут имеет свой интерес. А нам нужно заботиться об интересе Украины.

Сёма: Кто из кандидатов в президенты, по вашему субъективному мнению, способен закончить войну на Донбассе? Не сдав при этом национальные интересы Украины!

Тарас Загородний: Я считаю, что каждый из нынешних кандидатов в президенты способен предложить свою схему выхода Украины из войны на Донбассе. Что бы там ни говорили о том, кто там из кандидатов пророссийский или не пророссийский… Все это – манипуляции. Даже Петр Порошенко заявил, что нам нужен «холодный мир». Вопрос только – в каком формате нам нужен «холодный мир».

Наше государство уже состоялось институционально. Так, например, у нас есть институт армии. А это – отличный предохранитель от дурных мыслей у президента (кто бы им ни был) перевернуть все наоборот. Каждый президент будет понимать, что он – под внимательным взором армии и, что немало важно, неравнодушного народа, который тоже вооружен (оружия на руках у людей в Украине очень и очень много). Поэтому любой кандидат в президенты понимает, что, как только он начнет сдавать национальные интересы страны, его не просто снесут – он попросту может не успеть сбежать из правительственного квартала.

Такие механизмы не позволят президенту, кто бы ни пришел к власти в этом году, сдавать национальные интересы. Этого не будет. Потому, собственно, не будет и реванша пророссийских сил. Ведь если неравнодушные граждане заметят, что что-то не так, будет «серьезный разговор» с властью. И уже без майданов. Никто уже не будет проводить майданов: украинцы выросли в мнении о себе – никто не позволит уже стрелять в себя. Все кандидаты в президенты понимают, что, если ты дашь приказ стрелять, то возникает вопрос – в какую сторону это оружие развернется, в кого будет направлено. Уже нет таких структур, как прибацанный на всю голову «Беркут»…

Так что любой президент будет следовать национальным интересам Украины. Никто ничего Москве сдавать не будет.

Лаврентий: Что будет с курсом гривны, доллара и евро в ближайшее время? Как полагаете, какое очередное дно пробьет гривна в этом году? Какие перипетии ждут гривну в связи с двумя выборами?

Тарас Загородний: То, что выборы в стране – это хорошо, потому что в страну заходят доллары, которые возвращают из офшоров. Приблизительно 2 миллиарда долларов зайдет сейчас, под президентские и парламентские выборы, в страну. Это – большой плюс.

Единственный риск для гривны возникнет в случае, если разгорится мировой кризис, и начнется резкое падение экспорта наших товаров.

Нынешнее состояние экономики позволяет говорить, что курс будет более-менее стабильным. Во-первых, украинская экономика все-таки растет – 3-3,5% в год. Во-вторых, растет экспорт – 10-15% в год. Рост экспорта, кстати, вызывает сильное недовольство МВФ. В его последнем меморандуме высказано пожелание, чтобы наш экспорт чуть-чуть подупал – мол, «что-то вы быстро растете, мы с вами так не договаривались». Экспорт растет, мы находим новые рынки сбыта. Это означает, что увеличивается приток валюты в страну. И растет экономика. Это все значит, что Украина может выдерживать даже ту долговую нагрузку, которая у нас сейчас существует.

Кроме того, 2018 год мы закрыли с профицитом платежного баланса. Дыру приблизительно в десять миллиардов долларов закрывают наши заробитчане, которые присылают деньги в Украину. Они являются главным инвестором в нашу экономику. А не МВФ! Они присылают 12 миллиардов долларов, таким образом закрывая дыру – потому и профицит.

Это означает, что пока что курс гривны будет стабилен. По крайней мере, до тех пор, пока что-то не случится на наших экспортных рынках, либо пока не начнут сокращаться рабочие места в Европе, что заставит наших заробитчан начать возвращаться назад и, соответственно, они перестанут подпитывать страну валютой.

А так, не вижу никаких катаклизмов, которые могли бы негативно повлиять на курс гривны.

К тому же, Министерство финансов сейчас ведет достаточно грамотную политику относительно конвертации долларовых долгов в гривну. Это правильно, потому что снимаются курсовые риски.

Даже несмотря на то, что мы выплачиваем огромную сумму долгов в этом году, пока что мы проходим пиковые нагрузки без особых проблем.

Так что при нынешнем росте экономики, при нынешнем экспорте, при нынешнем объеме денег от заробитчан, при нынешних ценах на наши основные экспортные товары не будет каких-либо проблем с гривной.

Что касается доллара и евро… Пока что нет признаков того, что европейская экономика дает какие-то сбои. Там тоже сохраняется положительный платежный баланс и экспортный баланс. Поэтому нет причин ожидать каких-то проблем с евро или с долларом. 

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Дядя Ваня: Тарас, как вам кажется, какова вероятность сценария присоединения Беларуси к России? Есть ли у бацьки силы противиться этому? А также может ли Путин остаться у власти еще на один президентский срок, возглавив новое союзное государство?

Тарас Загородний: Все это – «хотелки» России.

Что значит присоединение другого государства? Это означает, что ты берешь его собственное на обеспечение.

Однако в чем суть нынешнего конфликта России и Беларуси? Россия уже не может дотировать Беларусь на ту маржу по деньгам и газу, как это было раньше. Потому Россия хочет сократить дотации белорусской экономике.

То есть это значит, что содержать Беларусь полностью РФ тем более не сможет. Ведь если Россия оккупирует Беларусь или как-то присоединит ее, это будет значить, что еще 10 миллионов граждан «лягут» на их бюджет. А у России даже на своих не хватает. Она и Крым не может содержать на должном уровне.

Поэтому смысла в этом присоединении Беларуси к России нет.

Может ли Россия это сделать? Может. Беларусь – это более централизованное государство, и достаточно отключить правительственную связь Лукашенко, чтобы перехватить контроль над страной.

Но вопрос в другом – а что дальше? Денег-то у России на содержание имперского проекта нет. К тому же, легитимность Путина существенно упала за последнее время. Потому все его маневры ни к чему не приведут. «Это будут те же яйца, только в профиль», как говорил наш министр иностранных дел.

По всем этим причинам я не вижу перспективы присоединения Беларуси к России.

Следует отметить, что Беларусь – это чуть ли ни единственный военный союзник Украины. Что бы там ни говорили про Беларусь у нас.

Во-первых, в 2014 году Беларусь не перекрыла поставки дизеля в Украину. А им в основном заправлялись наши танки.

Во-вторых, Беларусь вовсю торгует с Украиной по военным направлениям. Например, в знаменитых «Стугнах» стоит белорусская оптика. Плюс – ткани, модернизация вертолетов… Тепловизоры идут из Беларуси, просто идут по другим контрактам. Например, «Южмаш» сейчас делает «Сапсан», новую зенитную ракету. Так вот колесную базу для него могли производить всего две страны – Беларусь и Россия. И тут раз – неожиданно на харьковском заводе у нас появляется такая машина. Это означает, что белорусы просто передали нам технологию по изготовлению этих машин.

Понятно, что россияне прекрасно знают, что батька вовсю торгует с нами. Беларуси мы выгодны как рынок сбыта. Беларусь – наш активный союзник.

К слову, когда европейцы, нарушив Договор о зоне свободной торговли, в 2014 году де-факто запретили экспорт в Украину товаров военного и двойного назначения, Беларусь вовсю торговала с нами.

Посмотрите, кто в действительности наши союзники, кто реально помогает нашей армии. Нам помогает Польша, потому что ей просто страшно. Литва нам продавала оружие. Турция, которая поставила нам только станки для производства ракет ЧПУ. И следующая, очень «европейская» страна – Южная Корея, которая поставила нам оборудование для производства ракетной техники. Вот и все наши союзники, по сути.

То, что Беларусь голосует вместе с Россией в международных организациях, пусть себе голосует хоть 150 раз. Но при этом Беларусь не признала ни Крым, ни Южную Осетию с Абхазией. Пусть себе голосует, главное – чтобы техника шла сюда.

Кроме того, надо признать, что Беларусь – это перевалочная база для нашего экспорта в Российскую Федерацию. Украина торгует с Россией, что бы там ни говорила наша власть, просто это делается через Беларусь.

В общем, не представляю, как Россия может взвалить на себя сейчас еще и содержание 10-миллионной страны. Ведь Беларусь придется дотировать, чтобы там не начались бунты. Белорусы, конечно, спокойные, но мы не знаем, что там начнется, когда уровень жизни населения существенно снизится.

Поэтому я не вижу, как фактически это может произойти. У России просто нет денег. Империя уже сыпется. А на содержание имперской инфраструктуры нужны деньги. Начинает повторяться история 1991 года. Окраины Москва не может уже содержать. В частности, Беларусь она не может содержать. Поэтому сейчас и давят на Лукашенко.

Но Лукашенко – тоже не дурак. Он постепенно меняет кое-что в стране. Например, все те, кто имел контакты с КГБ, с Россией, убираются сейчас из белорусских силовых органов. Идет ротация на тех, кто вырос в Беларуси. Так происходит в Пограничной службе, КГБ, Минобороны – всюду пытаются заводить людей, которые не интегрированы с РФ.

Кроме того, России не нравится экономическое сотрудничество Беларуси с Китаем.

Батька, на мой взгляд, является примером политика-экономического националиста, который действует в интересах собственного государства.

Петр А.: Грозит ли в обозримом будущем смена миропорядка? Могут ли Соединенные Штаты утратить лидерские позиции в мире? Какие страны могут существенно нарастить свое влияние, и как это скажется на всех остальных?

Тарас Загородний: Никто ничего не утратит. Спросите, у каких стран есть 11 авианосных установок, и вы удивитесь – ни у одной страны нет такой военной мощи, как у США. Сейчас Китай пытается строить свои авианосцы и наращивать свою военную мощь. Однако военная мощь США растет по экспоненте, там постоянно разрабатываются новые технологии: те же дроны, лазерное оружие и т.д. Поэтому не представляю, как Штаты могут утратить лидерские позиции в мире.

Хотя нужно признать, что возможны конфликты с Китаем. Однако мы еще не знаем, как Китай переживет свой первый экономический кризис. А с США все понятно: доллар является резервной валютой, Пентагон и все остальное.

Возможен лишь рост некоторых мировых игроков, которые будут пытаться играть более самостоятельно от США. Ведь Штаты сейчас задают очень резонные вопросы, из-за чего многие развели панику – например, мол, Трамп будет распускать НАТО… Но ведь Трамп говорит не об этом. Он спрашивает у европейцев: «Ребята, а почему вы так мало платите за оборону?» Он в трех словах объяснил избирателям, что происходит: «Я приезжаю к Ангеле и спрашиваю, как же так получается, что Германия строит трубопровод в Россию, тратит миллиарды долларов, зарабатывают на этом деньги, а потом Меркель приезжает ко мне и просит защитить от России?». Так что американцы задают вполне резонные вопросы о том, почему европейцы не хотят тратить на оборону 2% ВВП, как предусмотрено в НАТО. Трамп просто заставляет европейцев работать. Их армия, наверное, еще в худшем состоянии, чем наша в 2014 году.

Поэтому я не думаю, что США утратят лидерство в мире.

Вполне вероятно, что появятся новые ядерные государства. Очень вероятно, что Япония может вернуться к ядерному оружию. У нее есть все технологии, и в течение трех лет она может сделать себе ядерное оружие. У нее соревнование с Китаем. Потому возможны какие-то конфликты в Азии из-за растущего Китая.

Также возможны конфликты на Ближнем Востоке, потому что этот регион все больше утрачивает свое значение как нефтяного резервуара – США сами могут производить нефть. Это означает, что внимания к этому региону будет все меньше. И удерживать их от конфликта никто уже не будет.

Так что конфликты нарастать могут, но это не значит, что сменится миропорядок. Мощь США неоспорима. Экономически может вырасти Китай, но в военном плане он значительно слабее Штатов, и ничего китайцы не смогут с этим сделать по разным причинам.  

Опять-таки мы не знаем, что произойдет с Китаем после их первого экономического кризиса, как он себя поведет, на кого он будет кидаться. В первую очередь, у Китая больше всего претензий не к Америке, а к России. В китайских школьных учебниках написано, что царская Россия в XIX веке забрала у них часть территорий, и это были столетия унижения для Китая, когда шли «опиумные войны», когда китайцев раздирали колониальные государства, в частности, Франция и Британия. У китайцев есть свой уровень претензий. И у них нет никаких сомнений в том, что «Сибирь-их». Потому они ведут свою скрытую экспансию.

Жертвоприношением мирового порядка, который сейчас задвигался, я думаю, будет все-таки Российская Федерация как кладезь ресурсов, которые они сами не могут освоить.

Также, говоря об угрозах миропорядку, следует отметить, что ушло то поколение, которое помнит Вторую мировую войну. Люди не помнят, что такое глобальная война. Даже советское руководство, прошедшее через войну, все время думало: «Не дай бог, повторится война!». Почему, когда распадался Советский Союз, не сыграла своей роли армия? Потому что генералы не были к этому готовы, они понимали и помнили, что такое война, они не были готовы применить оружие. Вот Путин, например, уже не проходил через войну, он из другого поколения, которое живет мифами о том, что «война – это круто». В этой связи могут быть риски.

Но, как я сказал выше, жертвоприношением, на мой взгляд, будет Россия. И мы должны это учитывать. 

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

polit_ua: Чому важливі адекватні санкції Сполучені Штати і ЄС проти Росії за її дії поблизу Керченської протоки?

Тарас Загородний: Россия понимает, что одно дело, когда она воюет на Донбассе – в регионе, который далеко не все европейские политики могут даже на карте показать, и совсем другое – когда Россия не дает свободного доступа к проливам. А это уже международное право и морское право, это угрозы мировой торговле, то есть деньги тут совершенно другие. В принципе, россияне всегда пропускали судна. Да, сопровождали. Да, досматривали. Но не останавливали. Они понимают, что такого поведения им не простят и будут бить везде, где только возможно. Например, могут перестать пропускать в международные порты российские корабли. А что будет, если Турция перекроет Босфор для нефтяных танкеров, которые идут из Новороссийска? То есть все эти последствия – глобальные.

Сейчас приблизительно то же самое происходит в Южно-Китайском море. Китай, по сути, делает там то же самое, что и Российская Федерация. Китай, правда, действует немного иначе: он насыпает острова в Южно-Китайском море, ставит на них военную базу и говорит: «Это – территория Китая. Так что теперь вокруг каждого острова – наша 12-милльная зона, согласно морскому праву». То есть Китай хочет создать острова так, чтобы потом можно было объявить Южно-Китайское море внутренним морем Китая, хотя через него проходит две трети мировой торговли.

Так что, если прецедент вблизи Керченского пролива будет пропущен мировым сообществом, то Китай скажет: «Так в чем проблема. Мы будем делать то же самое. И с бо́льшим успехом». Потому наказание России за инцидент в Черном море должно быть серьезным.

Нейтральные воды являются неприкасаемыми. Нападение на любой корабль является актом пиратства. Потому Россия своими действия создала серьезный прецедент, опасный для мира.

Сергей Николаевич: Учитывая заявления из РФ о согласии на такой вариант «главного начальника», скажите, насколько вероятен сегодня сценарий введения зарубежных – немецких и французских – наблюдателей в Керченский пролив? Заинтересована ли украинская сторона в этом? При иностранных наблюдателях мог бы повториться инцидент, аналогичный тому, который мы наблюдали в ноябре возле Керченского пролива, когда были захвачены наши судна и моряки?

Тарас Загородний: Это – «развод» Российской Федерации. Де-факто это игра РФ на подтверждение легитимности захвата Крыма. Мы уже видели, как работали наблюдатели ОБСЕ, которые ничего не видели на Донбассе. Нам такие наблюдатели на море не нужны.

Если бы появился конвой НАТО, это было бы серьезно. Это бы помогло обеспечению свободного прохождению суден через Керченский пролив.

А все остальное – мы прекрасно знаем, что такое европейские наблюдатели, особенно немецкие. Германия – не ядерное государство, не член Совбеза ООН. Поэтому все это – «развод» России, никаких европейских наблюдателей там быть не может.

Да и что они там будут наблюдать… Ну, скажут они, что корабли проходят. Но своим присутствием эти наблюдатели де-факто подтвердят, что Крым – это российская территория и ее же пролив. Вот в чем проблема.

Ничего эти наблюдатели предотвратить не смогут. Тем более, если наблюдателями будут европейцы – им просто дадут денег, и они не будут замечать того, что надо. Это будет нечто наподобие ОБСЕ: что-то летает и ходит, а они не понимают, что это.

Так что все это бред.

К тому же, к европейцам нужно относиться настороженно: любая их инициатива связана с российскими коррупционными деньгами и желанием за счет украинцев решить свои вопросы.

Должны быть санкции против России. А обеспечить безопасность может только присутствие украинских военных и всего, что с ними связано. А все остальное – это песни и лирика.

Lucius: Что будет с украинской газотранспортной системой без иностранных инвесторов? Ваш прогноз. А также что будет с украинской ГТС, если Украина потеряет транзит?

Тарас Загородний: Украинской ГТС будет плохо. Что бы нам ни рассказывала сладкая парочка – Витренко и Коболев – во главе «Нафтогаза», но две трети прибыли «Нафтогаза» – это плата за транзит российского газа через нашу территорию. Потери будут большие, потому что не сделано ничего, чтобы интегрировать нас в европейскую систему. Так и не создан «газовый хаб» на наших газохранилищах, которые являются крупнейшими в Европе. Мы так и не начали покупать газ на восточной границе. Не исключено, что имеет место быть откровенное вредительство этой сладкой парочки, чтобы просто раздерибанить ГТС. Возможно, это даже игра самого «Газпрома». Как бы они ни рассказывали, что борются с «Газпромом» – так борются, что кушать не могут.

Я считаю, что у Украины проблемы будут, потому что «Северный поток-2» будет достроен.

Кстати, это пример того, что, когда надо, европейцы так игнорируют собственные требования, что «аж гай гуде». Де-факто они игнорируют, что построение «Северного потока-2» является нарушением Третьего энергопакета. То есть, когда им нужно, этих правил можно «не заметить». Особенно если бывший канцлер сидит в России, в наблюдательном совете «Газпрома»… При этом канцлер сначала подписал гарантии по «Северному потоку-1», а потом после отставки возглавил этот поток. Нам бы они сказали, что это – коррупция. А там это считается, что так и надо, что ему еще делать, и никакой коррупции тут нет.

Lucius: Существуют ли способы остановить проект «Северный поток-2»? Насколько успешными в этом направлении могут быть потуги США?

Тарас Загородний: Мы должны понимать, что Украина тут – временный союзник для США. Америка, прежде всего, хочет продавать собственный газ Европе, а не заботится об интересах Украины. Пока США не додавили Европу. Единственное, что они сейчас могут сделать – ввести санкции против тех компаний, которые будут пользоваться услугами «Северного потока-2». Это по силам США, и они могут это сделать, если захотят. Пока что нет серьезной реакции США… И «Северный поток-2» потихоньку строится. Он де-факто строится на деньги «Газпрома», которые ему по «левым» схемам одалживает та же Германия.

Zoi: Ельченко сообщил, что Россия сосредоточила возле украинской границы 87 тысяч регулярных военных. Как вы думаете, для чего?

Тарас Загородний: Понятно, что не для прогулки.

Однако это – как риторический украинский вопрос «и шо?». Эти силы стоят у украинских границ уже пять лет. Они ни для кого не стали новостью. Угрожают ли они нашим границам? Да, угрожают. Достаточно ли это для полномасштабной наступательной операции? Не достаточно. Об этом вам скажет любой военный.

Наша военная группировка находится в обороне. Численность нашей армии – приблизительно 200 тысяч. Для того чтобы в теории прорвать такую гигантскую оборону, россиянам нужно задействовать где-то в два раза больше сил. То есть около 500 тысяч человек. А это – вся их боеспособная армия.

Для того, чтобы подготовить такую наступательную операцию, нужно несколько месяцев эшелонами свозить боеприпасы, концентрировать силы у границы, переселять людей. Это – гигантская операция.

А с применением авиации ситуация будет следующей… Россия смелая, когда летает по Сирии, где нет ПВО. А в Украине система ПВО прошла модернизацию. Однако действующих самолетов в России не так много, как нам рассказывают. Если такая операция начнется, то, россияне понимают, только на ПВО они потеряют, как минимум, половину своих самолетов. Кроме того, у Украины есть истребительная авиация, что тоже сулит противнику большие потери.

Кроме того, в таком случае будет мгновенная реакция США, которые сразу объявят Украину бесполетной зоной. А для того, чтобы подкрепить свои слова действиями, они просто введут парочку эсминцев, которые будут сбивать любой самолет, который будет подниматься в небо над Украиной.

А без авиации предпринять какие-либо действия Россия не сможет. Это просто невозможно.

Но опять-таки логики и смысла в нападении на Украину сейчас нет никакой для Путина. А у Путина всегда есть своя логика. Кровавая, циничная, но существует. Россия сейчас хочет выйти из-под санкций, а Путин – не сумасшедший генерал, а спецслужбист. Он будет действовать скрыто, будет гадить на выборах, будет пакостить нам в ПАСЕ и т.д.

Кроме того, практика показывает, что Россия, когда может, воюет, а когда не может – не воюет.

Все-таки боеспособность нашей армии растет в геометрической прогрессии, и Россия понимает, что просто не сможет проломить оборону. Либо это будут неприемлемые потери для России. Ведь до этого РФ у нас в основном утилизировала «мусор», который никому не нужен, асоциальные элементы: пьяниц, наркоманов и т.д. Такие люди России не нужны, она предпочла их тут утилизировать. И, когда эти люди приехали и увидели, что тут – не сафари, на котором можно хохлов пострелять, как им обещали, а, оказывается, тут еще и в ответ стреляют. И, по чисто русской традиции, они сразу сбежали, едва получили в ответ по ушам. Это не будет Чечня, где можно было утюжить людей, как им хотелось, без сопротивления. Украина дает отпор, и тут реальная война.

Плюс – США, дав Украине «Джавелины», показали, что оружие они готовы предоставлять. А у нас нет никаких ограничений. Эта абсолютно рациональная циничная логика США: они увидели, насколько устойчива наша страна, что есть люди, готовые ее защищать. Сильным они и помогают. Слабаков просто сдают в утиль. Поэтому Штаты сняли ограничения по экспорту оружия, по обмену технологиями, помогают в активной модернизации – все, что хотите, любой каприз за ваши деньги.

За такое отношение Штатов к нашей стране нужно сказать большое спасибо украинскому народу, волонтерам, армии – благодаря им мы доказали миру, что жизнеспособны.

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

  

Василенко Ольга: Одним из самых популярных предвыборных обещаний кандидатов в президенты является снижение цены на газ для населения, все соревнуются в щедрости: кто в два, кто в четыре, кто еще больше обещает ее снизить… На ваш взгляд, это популизм или какое-то снижение действительно возможно, если так, тогда на сколько?

Тарас Загородний: Возможно. В два раза точно возможно. Потому я считаю данное предвыборное обещание Юлии Тимошенко вполне реалистичным.

Нам (опять-таки через МВФ) навязали покупку полтавского газа по цене Дюссельдорфа, плюс еще какие-то 30-40 долларов на каждую тысячу кубометров. Покупку у каких-то мутных компаний через Европу.

Это – чистый бред.

Спокойно можно смешивать газ украинского производства, у которого себестоимость около 100-150 долларов, с импортным в пропорции две третьи импортного, треть – нашего. И берите среднюю цену. Бред, который нам навязывают неолибералы и «эксперты» – это не рыночная цена. Рынок – это спрос и предложение. А у нас нет рынка. У нас есть монополист, который не может нажраться. Он будет постоянно задирать цены, чтобы у Коболева была отличная зарплата. Этот монополист будет убивать все население, будет убивать всю теплоэнергетику и промышленность, чтобы заработать себе денег. Уже создана целая мафиозная группировка, говорю прямо, уже даже с западными представителями.

Де-факто нефть и газ уже выведены из-под юрисдикции государства. Хотя, на самом деле эти природные ресурсы, на 100% принадлежат государству. Есть непонятная тетя – Клєр Споттисвуд, глава наблюдательного совета «Нафтогаза», которая сидит в Лондоне. Чем она занимается, не ясно. Чем занимается Герхардт Шредер в России, я понимаю: он защищает интересы Германии, продвигает интересы бизнеса, страны, поливает говном нашу страну, потому что она для него – конкурент. У него такая работа. А вот чем занята эта тетя, которая выписала Коболеву премию, которую он, не получив, сразу же отправил в США. И этот аморальный тип успел облить дерьмом нашу страну, заявив, что «Украина – это failed state». Хотя таких денег, как здесь, он нигде бы не заработал! Это к слову о моральных качествах ребят.

Цену на газ можно снижать в два раза спокойно. Для этого не нужно тратить деньги из бюджета. Наоборот, мы сокращаем статью расходов в 50 миллиардов, которые Гройсман дал на дотации и субсидии. Так просто будет терять «Нафтогаз». Ну, а «Нафтогаз» пусть разделяют, как давно обещали, согласно Третьему энергопакету.

В два раза цену можно сделать. Это снизит потребление и нагрузку на страну, потому что де-факто это налог на всех нас, прежде всего, на средний класс. Потому что большинство людей просто не платят за ЖКХ. Уже идут долги под 55 миллиардов гривен. «Нафтогаз» убивает всю экономику и страну.

Обещание снизить цену на газ в четыре раза – это уже троллинг Юлии Владимировны. Это – предвыборное обещание г-на Каплина. У человека свои политические интересы. При этом он является членом фракции БПП. Конечно же, по странному стечению обстоятельств.

Однако, подчеркиваю, снижение цены на газ в два раза вполне возможно. Сейчас официальная рентабельность «Укргазвидобування» составляет 300%! С такой рентабельностью могут продаваться только наркотики. Так что наши цены на газ равносильны тому, если бы наш хлеб продавали нам же по цене «Пекин+». Смешно, но именно так нам продают газ, который добывается в Полтаве и Харькове. Газ, который принадлежит народу! А не мутной компании, которая собирает с нас монопольную ренту. Это бред, навязанный неолибералами и МВФ!

Edmon: 27-28 февраля должна состояться очередная встреча Трампа и Ким Чен Ына. Как думаете, какой будет ее повестка дня, и чем эти переговоры могут закончиться?

Тарас Загородний: Тут понятна политика Трампа. Здесь та же логика, что и в его вопросе о том, почему США так дорого платят за мировую безопасность. То есть – почему США держат свой контингент в Южной Корее, не лучше ли, чтобы Южная Корея наконец договорилась с Северной Кореей, чтобы они наконец объединились, а американцы вывели оттуда свои войска, а дальше пусть разбираются сами.

В Южной Корее также велик запрос на эту идею, потому что она уже достигла предела своего роста. А если она присоединит к себе еще часть страны с населением в 23 миллиона человек, с огромным рынком сбыта, дешевой рабочей силой, Южная Корея пойдет вверх. Плюс – бонусом она получит ядерное оружие (совершенно понятно, что никуда оно там не делось).

Думаю, что постепенно все к этому и будет двигаться.

А вот насколько к этому будет готов Ким Чен Ын – это другой вопрос. Но все-таки постепенно к этому придут. 

PatriotUA: Чем объясняется высокий рейтинг Зеленского, который не мотается по встречам с избирателями, не ходит на эфиры и т.д.? Реально какие у него шансы на победу?

Тарас Загородний: Эфиры у него есть – концерты «Квартала 95» и «Слуга народа». Как бы там ни было, но фильм повлиял на людей. В образе Голобородько воплотились тайные чаяния людей. Но люди часто путают образ Зеленского с персонажем Голобородько. Хотя один – реальный, а другого не существует.

Голоса за Зеленского – это протестные голоса, голоса против системы.

Вокруг Зеленского ходит много мифов. Например, его сравнивают с Рейганом. Но – нет, это не Рейган: Рейган для того, чтобы стать президентом, успел поработать в государственных структурах. А начинал он вообще с того, что возглавлял профсоюз киноактеров Голливуда. А это означает улаживание споров, договоренности, урегулирование конфликтов между артистами и продюсерами и т.д. Это была целая корпорация с многомиллиардными оборотами. Кроме того, Рейган дважды был губернатором Калифорнии – самый большой штат по населению и по экономике. Более того, штат демократический, а Рейган был республиканцем. Так что Рейган прошел такую школу, что ментально был готов возглавить страну.

Готов ли к этому Зеленский? Это – большой вопрос. Прежде всего, чисто психологически. Готов ли он быть не в качестве юмориста, который обсмеивает политиков, а в качестве самого политика? Готов ли он к критике и давлению на себя? Может ли он выдержать давление избирателей на себя, которые будут его критиковать, делать его виноватым во всем? Я в этом сомневаюсь, просто потому, что у артистов немного другая ментальность – они привыкли к обожанию. Если его не будут обожать, то как он будет себя вести? Вдруг он начнет психовать, как во время встречи с журналистами… Нестабильные люди не могут руководить государством. Должна быть некая толстокожесть. Как говорил Франклин Рузвельт, «для того, чтобы идти в политику, нужно иметь кожу толще, чем у слона». Нужно быть уравновешенным и понимать, через что тебе придется пройти.

Пока что, очевидно, что толстокожестью, необходимой для управления государством обладают Порошенко и Тимошенко. Та же Тимошенко более предсказуема, чем г-н Зеленский.

Также вопрос – что скажет армия? Мне сложно представить его главнокомандующим. Еще вопрос – кто будет в его команде?

Я не думаю, что у Зеленского большие шансы победить на президентских выборах. Чтобы победить на этих выборах, нужна большая структура. Такие структуры есть только у трех кандидатов: у Порошенко, Тимошенко и Бойко. А у остальных кандидатов таких структур нет.

MistF: Что делать Украине с Крымским мостом, когда Крым вновь вернется в Украину? Если мы его не демонтируем с целью устранить преграды судоходству, то как переименуем его и как будем использовать? Как думаете, сумеет ли Россия запустить на этом мосту еще и железнодорожную ветку, как запланировано на 2019 год?

Тарас Загородний: Дай Бог, чтобы мы, в первую очередь, решили проблему с Крымом. А дальше уже будем думать, что делать с мостом. Главное, чтобы этот мост не рухнул и не перекрыл Керченский пролив. Это будет бо́льшая для нашей экономики и экологии морей.

Я думаю, что Россия не запустит на этом мосту железнодорожную ветку, потому что, скорее всего, мост нестабилен. Это – прямое подтверждение того, что Россия возобновила паромную переправу Кубань – Керчь. Они сами видят, что мост нестабилен.

Главное – чтобы мост не рухнул.  

timofei_5: Какова вероятность, что Российская Федерация развалится? Уйдут ли Курилы японцам, Сибирь – китайцам? Кубань и Воронежчина – украинцам?

Тарас Загородний: От Украины в 1922 году отрезали еще и часть Белгородской области. Там много этнических украинцев.

Однако возвращение Украиной названных территорий – это вопрос наших амбиций, нужны ли нам эти люди и территории. Не исключаю, что как человеческий ресурс, который будет переселяться в нашу страну, они, скорее всего, будут использоваться.

А дальше – посмотрим. В том числе это будет зависеть от того, какая будет политика Украины, будет ли наша страна осваивать новые территории до Урала (давайте не забывать, что на Дальнем Востоке очень много украинцев).

Так что это – вопрос политики. Насколько серьезно мы будем к себе относиться, в насколько серьезную игру мы будем играть в мире… Если мы не будем бегать по «брюсселям» и жаловаться или просить о помощи, а будем вести взрослый разговор, не пресмыкаясь ни перед европейцами, ни перед американцами, ни перед россиянами, то будет видно.

Российская Федерация сейчас пытается «продать» Курилы Японии подороже. Она хочет, чтобы Япония была более благосклонна к РФ. Но, если Россия отдаст Курилы, это будет уж слишком большой удар по имперскому мифу, потому что РФ носится с Курилами, с этими несколькими почти безлюдными островами, как с писанной торбой, уже последние 50 лет. Для японцев это – принципиальный вопрос. Для России это будет удар по скрепам. Население не поймет и будет Путину задавать неудобные вопросы: «Подождите, мы же вроде Крым тут захватываем. Как же параллельно мы отдаем Курилы?» У Путина и так подорвана легитимность. Но он может пойти на многое, чтобы выйти из-под санкций. Однако не думаю, что Япония будет сильно ему помогать, даже если Россия отдаст Курилы с доплатой. Потому что Япония в союзнических отношениях с США. Она не будет этим заниматься, но Курилы возьмет. В обмен на какую-то помощь.

Китайская Сибирь вполне реальна, потому что китайцы активно осваивают эту территорию. И соглашения, которые подписывались на протяжении последних пяти лет, де-факто уже являются выходом из-под юрисдикции России больших территорий. Эти территории осваиваются китайцами под экономическими договорами. А договора предусматривают даже экстерриториальность. Например, могут ли граждане Китая быть осуждены за преступления судом РФ… Очень много вещей сейчас указывают на то, что там колонизация уже идет полным ходом.    

Dorris: Эксперты уже не первый месяц пугают мировым кризисом вроде того, что был в 2008 году. Какими могут быть масштабы этого кризиса, как он отразится на Украине?

Тарас Загородний: На Украине такой кризис может отразиться крайне негативно, как и в 2008 году, когда наш экспорт резко упал.

Но будет ли новый кризис похож на кризис 2008 года? Это еще вопрос. Ведь в 2008 году все-таки был немного другой кризис – он был связан с чрезмерным выпуском ценных бумаг. Сейчас я этих «пузырей» не вижу.

Новый кризис может быть связан с, так называемыми, «волнами Кондратьева»: идет смена уклада, какие-то страны уходят, какие-то приходят. Бороться с таким кризисом нужно по-другому.

Украина в зоне риска, поскольку в основном экспортирует сырье. А сырье всегда очень чувствительно к колебаниям цен. Оно всегда глубже и быстрее падает, но зато и быстрее восстанавливается (это – единственный плюс). Нам нужно диверсифицировать экспорт в разные страны, нам нужно его усложнять, больше экспортировать готовую продукцию. Например, не пшеницу экспортировать, а производить итальянские макароны и продавать их в Китай; не глину, цена которой 70 долларов за тонну, экспортировать в Европу, а плитку, тонна которой будет стоит одну тысячу долларов. То есть нужно продавать то, что дороже. Такой должна быть политика государства, соответствующая программа, как в Южной Корее: пять лет делаем одно, пять лет – другое, а затем уже электронику начинаем выпускать.

neon_san: Сколько, по вашим оценкам, денег нужно для восстановления Донбасса? Если не брать во внимание политический и моральный аспект, а рассуждать с чисто экономической точки зрения, то Украине лучше вернуть эти территории или отказаться от них?

Тарас Загородний: Оккупированные территории Украина должна вернуть в любом случае: Донбасс – это наша земля, там живут наши граждане.

Однако в том формате, в котором Донбасс существовал до 2013 года, его уже никто восстанавливать не будет. В частности, шахты уже никто восстанавливать не будет, поскольку они затоплены и там нет смысла что-то делать. От антрацита мы де-факто уже отказались, и сейчас станции переходят на газовый уголь, который в основном добывается на подконтрольной Украине территории и на западе Украины.

Также важно определиться, что мы понимаем под восстановлением. И тут уже вопрос торга с европейскими странами. Я думаю, что потребуется порядка 10 миллиарда долларов на восстановление Донбасса. Но вопрос – в каком формате и что там будет восстанавливаться. Понятно, что прежней промышленности там уже нет – там осталось пустое поле: все либо вывезено, либо стало металлоломом. Однако там осталась промышленная инфраструктура (железные дороги, пути, урбанизированные городки), а это хорошая предпосылка для развития промышленности. Однако, возможно, это будет не тяжелая металлургия, а другие рабочие места.

Возможны разные варианты. Пока что сложно об этом говорить.  

Sidor: Как вам видятся возможные сценарии развития ситуации в Украине, в том числе поведение Кремля в отношении Украины, в трех вариантах: если президентом вновь станет Порошенко, если на выборах победит Тимошенко, если новым президентом станет Зеленский? К чему готовиться в каждом из этих трех случаев?

Тарас Загородний: Не думаю, что что-то кардинально изменится. Если к власти в Украине придет Юлия Тимошенко, она так же будет защищать национальные интересы, она так же будет главнокомандующим. Уверен, что никто не пойдет на поводу у России – никто не будет вести переговоры с бандитами из «ЛНР» и «ДНР». Тимошенко понимает, что это нереально. Поэтому я думаю, что ее линия поведения вряд ли будет отличаться от поведения Порошенко.

Разве что возможны варианты в другом – с «чистого листа» могут начаться переговоры с Российской Федерацией в будапештском формате (если Тимошенко дожмет будапештский формат). При этом будут сильные посредники – Великобритания и США.

Что касается Зеленского, то я не думаю, что он психологически готов к президентству и политике. Он пока что нестабилен. Я не думаю, что он станет президентом. Хотя в парламент он, возможно, пройдет. Пока что его рейтинги – это война социологий.

Филя: Тарас, как бы вы охарактеризовали предвыборную борьбу кандидатов на пост главы государства на данный момент? Насколько она честная/грязная/изысканная и т.д.? Чем лично для вас она отлична от всех предыдущих?

Тарас Загородний: Она отличается тем, что у нас сейчас несколько другая реальность. А честная или грязная она? Да как обычно в нашей стране! Я не вижу особых отличий.

Разве что – у нас появился силовой блок. То, что государство находится в состоянии войны, это все-таки отражается на выборах. Потому какие-то неопределенные вооруженные группировки и отряды, которые есть на местах, могут проявить себя. Но, глядя на то, как серьезно настроен г-н Аваков, я думаю, что этим вооруженным группировкам лучше не лезть, потому что для них все закончится СИЗО. Плюс – у государства уже есть достаточно ресурсов, чтобы эти силовые группировки просто прекратили существование в течение нескольких часов.

Кроме того, в период этих выборов очень много тем, которые разъединяют страну, а не объединяют. Единственная тема, которая пока что объединяет Украину – это ЕС и в меньшей мере НАТО.Порошенко выступает за вступление в НАТО и ЕС, Тимошенко это тоже поддерживает. Это поддерживают, потому что это интересно и понятно.

Да, во время выборов будут попытки использовать админресурс. Но на каких выборах у нас этого не пытались сделать? Будут ли попытки подкупа избирателей? Да господи, сколько раз мы уже это проходили! Будет ли компромат? У нас, по-моему, больше компромата выливается между выборами, чем во время них.

Посмотрим, какими будут итоге голосования. Пока что лидером остается Тимошенко. Она – главный претендент на пост главы государства. У нее есть ядро, избиратели, есть машина, которая способна привести ее к власти, то есть партия «Батьківщина».

То, что Порошенко считает Тимошенко главным конкурентом на выборах для себя, видно по тому, как нервно ведет себя штаб Порошенко в отношении Тимошенко.

А все остальные кандидаты… Ну, есть неожиданные персонажи вроде Зеленского. Но он, скорее, кандидат, который соберет голоса тех, кто настроен против всех. Сейчас у нас нет графы «против всех», потому эти голоса – его.

Плюс, на мой взгляд, Зеленский в большей степени будет конкурировать с Юрием Бойко на юго-востоке страны. Хотя Бойко на этой кампании должен показать пристойный результат. Думаю, что он даже может попасть во второй тур. Ведь у него есть система, рейтинги (причем достаточно стабильные) и люди, готовые за него голосовать. Если анализировать ту повестку дня, которую предлагает Бойко, то там нормальная социальная политика, вопрос переговоров с Российской Федерации. Думаю, следующий президент Украины, кто бы им не стал, не избежит переговоров с Россией. Возможно, Бойко тоже будет вести их в будапештском формате, а, может, и в другом. Также будет важен вопрос защиты экономических национальных интересов, потому что, то, что сегодня творят с нашим государством – это беспредел. Я говорю о проведении неоколониальной политики и построении у нас «банановой республики». Мы это должны прекратить.    

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Oleg_: Кого Путин хотел бы видеть на должности президента Украины?

Тарас Загородний: Путина, кого же еще!

Задача Путина – ликвидировать Украину как государство. Все остальные варианты кандидатов в президенты Украины – это предатели для него. У нас даже те, кто считаются пророссийскими кандидатами, всегда защищают национальные интересы. Последний кандидат, который у нас считался совсем пророссийским, был Леонид Кучма, но он, придя к власти, оказался ни разу не пророссийским. Он всегда довольно эффективно защищал национальные интересы Украины. И он выстроил де-факто государство.

Путин вообще хочет ликвидировать государство. Для него все остальные – игрушка либо попытка сыграть против него или раскачать ситуацию.

Любой следующий президент Украины будет проукраинским. Любой! Потому что он будет понимать простые вещи: первая – у нас есть армия, вторая – вооруженный народ. Дальше можно даже не продолжать…

Любой, кто бы ни стал президентом, будет понимать, чем могут лично для него закончиться его игрушки в раскаленной войной стране. Страна не распадется, ничего такого не будет. Просто кому-то отобьют голову. И так, если парочке людей отобьют голову, власть будет осознавать, что все, дальше не надо рисковать.

Wrangler: Тарас, что вы думаете об истории с «ложись, бандера!»? С помощью флешмоба «Я – бандеровец» и привлечения к ответственности того полицейского, который допустил скандальный выкрик, удастся правоохранителей научить любить Бандеру?

Тарас Загородний: Я считаю, что не правы и те, и те. Полиция должна быть вне политики, независимо от государственной политики. Для нее главная задача – следить за соблюдением закона и соблюдать закон самим.

Я считаю, что не прав был полицейский, который выкрикивал свои личные предпочтения. Люди – разные, и в стране весьма неоднозначное отношение к Бандере. Особенно – на юго-востоке. Люди в полиции служат абсолютно разные, но все свои политические предпочтения они должны оставлять за дверью. Они пришли в полицию для того, чтобы служить и следить за соблюдением законов.

Флешмоб полиции «Я – бандеровец» я тоже считаю неправильным. Один с дуру что-то сказал, другие неправильно это интерпретировали. Я считаю, что таким образом происходит политизация полиции. А это – недопустимо.

Для полиции главное – это закон. Если полицейский применил чрезмерное насилие в отношении человека, превысил полномочия, он должен быть наказан за дисциплинарное нарушение.

Я считаю, что, когда полицейские отбивали то здание, они действовали в рамках закона. У них такая работа – охранять здание, тем более, здание полиции. У полиции есть монополия на насилие, а не у каких-то непонятных групп, которые неизвестно чем занимаются и штурмуют здания. Достаточно было, если выкрик кого-то оскорбил, просто извиниться, и все. А полицейский должен был быть наказан за дисциплинарное нарушение, в данном случае – за выкрик, который может быть интерпретирован как проявление политических предпочтений. Полиция должна быть аполитична. Для полиции главное – закон!

Потому, на мой взгляд, не правы и те, и другие.

Ramana: Есть ли у Киева шанс отбиться от наблюдателей-россиян на выборах, в частности, в составе наблюдателей от ОБСЕ? Это для нас опасно или символически и морально неприемлемо?

Тарас Загородний: В принципе, Украина уже отбилась от них. Европейцы как всегда делают вид, что ничего не происходит. Но, знаете, у них – свои «хотелки», а у нас свои пожелания – русских на выборах в Украине не должно быть ни под каким соусом. Якобы среди наблюдателей должны были быть представители либерального крыла, от Ходорковского, к тому же, это были женщины (то есть соблюдено наше требование – не впускать в страну мужчин определенного возраста). Но все эти игры европейских бюрократов – это ни плохо, ни хорошо. Мы просто должны понимать, что они есть, и что они – потенциальные предатели.

Мы же должны понимать, что появление нашей страны как субъекта европейской политики очень многим не нравится. Украина многим мешает. Например, той же Германии. Мы должны это принять, ведь мы не сто долларов, чтобы нравится всем.

Мы приняли закон – значит, российских наблюдателей здесь не будет, а ваши принципы можете засунуть подальше. Пока на территории нашей страны идет война, вы своим принципам следуйте у себя дома, можете допускать россиян где и как угодно, но не в нашей стране, которая защищается от агрессии Российской Федерации.

Савенко Артем: Скажите откровенно и объективно, что дает закрепление в Конституции Украины курса страны в НАТО и ЕС? Такой шаг со стороны Киева будет иметь хоть какие-то практические последствия? Или Украина может закрепить в своем основном законе хоть положение о том, что она уже считает себя членом Альянса и Евросоюза, но сути это не изменит – ни НАТО, ни ЕС нам ближе не станут?

Тарас Загородний: Практические последствия для нас будут лишь тогда, когда мы будем выстраивать свою армию в соответствии со стандартами НАТО, а от ЕС будем брать только самое лучшее, а не самое худшее. Например, следовать принципу верховенства права, а не давить всех граждан налогами (как известно, налоговое давление в Евросоюзе просто чрезмерное). Нужно брать хорошее, а не самое дебильное.

В НАТО, еще раз повторюсь, Украину не возьмут, пока у нас остаются территориальные проблемы с Российской Федерацией. Запад нам будет еще тысячу раз говорить о том, что мы не готовы к членству в НАТО.

Яркий пример – Грузия, которая выполнила уже все, что только можно, даже провела референдум. Но пока существует проблема Южной Осетии и Абхазии, Грузию в НАТО не возьмут. Вопрос может стоять так: либо Грузия официально отказывается от этих территорий, либо будет оставаться в нынешнем состоянии всегда. Ни один грузинский политик не заявит, что Грузия отказывается от Абхазии и Южной Осетии, потому что тот, кто скажет это, на следующий же день пойдет в отставку. То же самое будет и в Украине.

Так что нынешнее законодательное закрепление курса пока что ничего не значит.

Я – евроскептик и не считаю, что Украина должна быть членом Евросоюза. ЕС – это чисто проект Германии, задача которого заключается в том, чтобы обеспечить максимальный рынок сбыта продукции немецкой промышленности. В ЕС везде кризис, везде все плохо, потому что вся промышленность де-факто в Германии. И только в Германии все хорошо: у нее и профицит платежного баланса, и экономика ориентирована на экспорт. Во всех остальных странах ЕС – кризис. Посмотрите на Италию или Грецию. У Польши тоже дефицит торгового баланса. Но пока у нее есть дотации, Польша себя неплохо чувствует. Польша – пожалуй, единственная страна ЕС, помимо Германии, которая себя неплохо чувствует. Все остальные переживают депопуляцию, сокращение промышленности. То же самое касается стран Балтии. Пока что хороших примеров, кроме Германии, я не вижу. Разве что Франция, но она, как один из основателей ЕС, может себе позволить. Для всех остальных стран выполнение нормативов ЕС – это убийство собственной промышленности, превращение в аграрные страны и т.д.

Если брать те страны, которые не следовали нормативам ЕС, то единственный позитивный пример – Словакия, которая плевала на требования ЕС о том, что в страну не нужно привлекать инвестиции. Она развивала промышленность, привлекала инвестиции, привлекала автомобилестроителей. Это – единственный позитивный пример. Но он появился, скорее, вопреки, чем благодаря.

У Украины есть зона свободной торговли с ЕС – это хорошо, и на этом нужно прекращать. Но и в том, что касается зоны свободной торговли, нам тоже нужно поменьше слушать, нарушать там, где надо. Например, ЕС требует, чтобы Украина вывозила в Европу лес-кругляк. ЕС хочет, чтобы мы экспортировали сырье, но это не разговор. Нам интересно машиностроение, перерабатывающая промышленность. А если европейцы не хотят, будем с ними разговаривать иначе. Тем более, что у нас нет никаких моральных ограничений в отношении Евросоюза после того, как он нарушил Договор о свободной торговле в 2014 году, когда запретил экспорт в нашу страну оружия и товаров двойного назначения, хотя Украина не была под санкциями и ничего не нарушала. А Европа де-факто просто бросила Украину на растерзание Российской Федерации. Европейцы три года сохраняли это эмбарго, так что сами же нарушили этот договор, так что не надо Украине рассказывать о зоне свободной торговли и навязывать нам этот бред.

Анна К.: Каковы перспективы в большой политике у Вакарчука? Для чего он так долго сохранял интригу по поводу своего участия в президентских выборах, чтобы после так всех «обломать»? С точки зрения политтехнологий, это была верная линия поведения?

Тарас Загородний: У г-на Вакарчука нет никаких перспектив в политике, потому что он психологически к этому не готов. Если Зеленский с горем пополам еще может разговаривать с людьми, то Вакарчук… Я лично встреч г-на Вакарчука с людьми не видел. Тусовки по посольствам, хождение про «грантоедским» программам, по каким-то дискуссиям и прочая комфортная чушь, вот и все.

Часто шучу, что г-н Вакарчук за всю свою интригу с президентством сказал своим избирателям единственную понятную фразу: «Я не иду в президенты». Все остальное требует дополнительного штата толкователей, которые всегда будут объяснять, что же хотел сказать г-н Вакарчук в данный период времени, что он имел в виду.

Г-н Вакарчук уже как-то был в парламенте и ушел из него, когда понял, что это не для него. Я считаю, что, когда он объявил о том, что не идет в президенты, это он во второй раз ушел из политики.

Это никакая не «верная линия поведения». Он просто психологически не готов к политике. Он не знает ответов на вопросы. «За все хорошее и против всего плохого», идеи, которые ему за один год набили в Стэнфорде – это не то. Да и вообще, у меня есть подозрения, что его крупно «развели»: он-то думает, что ездил учиться на начальника страны, а попал на ускоренный курс проповедников.

Это – не политик, а, тем более, не украинский политик.

Честно говоря, я вообще не вижу у г-на Вакарчука будущего в политике и не советовал бы ему этим заниматься. Потому что, когда он выйдет общаться с реальными избирателями, после этих встреч будут истерики и крики. Думаю, даже хуже, чем у Зеленского. Не могу себе представить, как бы он общался с людьми в глубинке Полтавской области, Черниговской области, в Краматорске или Кривом Роге, то есть в серьезных регионах, где будут задавать массу вопросов о том, что он будет делать с войной, что он будет делать с Донбассом, как он будет разруливать эту ситуацию, как он планирует возвращать людей в страну. У него нет ответов на эти вопросы – есть лишь какие-то общие «грантоедские» фразы: «Мы что-то будем менять, правда, пока не известно, что и как. К тому же, все вы меня не любите. Более того, попросите меня прийти, чтобы я подумал». Это поведение не лидера, а подростка, барышни, которую о чем-то всегда нужно упрашивать: «Славик, пожалуйста, давай ты займешься делами».

Зато у него потом будет морально право сказать так: «Подождите, вы же меня сами уговаривали стать президентом, сами хотели, чтобы я пошел в политику. Тогда какие ко мне претензии?!». Это абсолютно прогнозируемая линия поведения.

Так что я считаю, что г-ну Вакарчуку нужно оставаться хорошим певцом, петь хорошие песни и не заниматься политикой, потому что это точно не его.   

Тарас Загородний
Тарас Загородний / Главред

Umka: Що ви б назвали трьома головними досягненнями Порошенка на посаді президента, що – трьома головними провалами чи помилками?

Тарас Загородний: Достижением Порошенко я все-таки считаю внешнюю политику. Порошенко образца 2014-2015 года был идеальным президентом для нашей страны, это нужно признать. Он быстро вошел в курс дела и достаточно грамотно переиграл Путина на почве миротворчества. Быстро была создана коалиция, с которой Порошенко поддерживал связи. Он правильно провел переговоры. Была восстановления работа «Укроборонпрома». Он стал реальным главнокомандующим для страны. Многое было сделано в этой сфере. Выдержал Минские соглашения. Украина грамотно пропетляла с Минскими соглашениями, чтобы ей за их невыполнение ничего не было.

Получение Томоса – это тоже правильная вещь, но это мы осознаем только лет через 300. Это в действительности был удар по скрепам Российской Федерации.

Однако мы должны понимать, что получение Томоса еще не значит, что у нас не будет существовать две церкви, как в Эстонии, где существует Эстонская автокефальная церковь и Русская православная церковь. Так что, скорее всего, в Украине и дальше будут сохраняться две церкви. Главное, чтобы этот вопрос не стал новой линией разграничения, и чтобы мы не начали ссориться еще и на религиозной почве.

В религиозном вопросе государство уже сделало все. Дальше оно должно отойти и не впутывать церковь в политику, чтобы не повторить путь России, где патриарх едва ли не встроен в государственную политику. Церковь должна быть церковью, она должна быть на стороне народа, но при этом она поменьше должна лезть в политику.

Для электората Порошенко Томос – это плюс. Но мы должны понимать, что это «палка о двух концах», потому что данный вопрос мобилизует противоположную сторону. Это добавит голосов Порошенко, но вместе с тем также добавит голосов и Юрию Бойко, который выступает в защиту прихожан Московского патриархата.

В этой сфере нужно быть предельно осторожными. Так что вопрос с Томосом – контроверсионный.

Ошибки и просчеты Порошенко. Прежде всего, к ним относится чрезмерное увлечение кредитами МВФ и всеми остальными. В Украине нужно проводить экономическую политику, основанную на экономическом национализме. Не было сделано основательных шагов по борьбе с коррупцией.

Это – главные провалы, которые, скорее всего, будут стоит Порошенко президентского кресла.

Хотя, конечно, вокруг Порошенко много и надуманного, просто потому что он – власть. Власть всегда и во всем виновата, даже если не имела к этому отношения. Муж запил – виноват президент, девушка бросила – виноват президент… Наши люди слишком многое связывают с властью.

Вадим: Як би ви оцінили значення спільних українсько-американських військових навчань в Чорному морі, які плануються – Sea Breeze-2019? Якої реакції від Москви можна чекати?

Тарас Загородний: Учения Sea Breeze у нас проводятся регулярно. И это хорошо. Еще лучше будет, если на украинской территории появится какая-то американская или натовская военная база, с постоянным патрулированием эсминцев. Совсем-совсем хорошо – если будет демонстративное прохождение суден через Керченский пролив под конвоем с американским флагом.

Все-таки ожидаю от США признания Украины союзником вне НАТО. Конгресс США принимал такое решение в 2015 году, но г-н Обама заветировал. Он тоже был «великим миротворцем» и считал, что с Россией можно по-другому разговаривать. Как бы мы ни относились к Трампу, сколько бы ни считали его пророссийским, но все-таки оружие – «Джавелины» – он дал Украине. Это – конкретный ход и знак, что будем бить сильно, но аккуратно. Допускаю, что при Трампе может быть принято такое решение, но посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Что касается реакции Москвы, то Россия не меняет своего поведения. Я считаю, что лишний раз не стоит лезть на рожон, на конфликт с РФ. Например, не стоит еще раз пытаться пройти через Керченский пролив, потому что понятно, какой будет реакция. Мы должны наращивать военную мощь, но не провоцировать Россию в тех сферах, где она точно может выиграть, потому что мы должны понимать, что Россия будет пользоваться любым моментом, чтобы представить Украину в качестве главного зачинщика столкновений с ядерной державой. И Россия всегда будет права, потому что она – ядерная держава.  

Cfyz: Коли ми будемо жити, як в Європі? Можете назвати термін та умови? Бо дуже хочеться, щоб скоріше.

Тарас Загородний: У украинцев почему-то сложилось такое представление о Европе, как о рае. Хотя Европа предельно разная, совершенно разная, с разным укладом, нормами и т.д.

Я вообще не считаю, что Украина по своему социальному укладу и по отношениям между государством и людьми является классической европейской страной. Украина – не европейская страна. Украинцы больше похожи на американцев. Каждый американец всегда пытается отстраниться от государства, то есть государство не должно лезть в его жизнь. Так же происходит и в Украине. Только у нас это является следствием постколониального менталитета – мы не доверяем государству.

Украина – страна-фронтир. «Фронтир» – это значит, что у нас всегда что-то нестабильно. Из-за того, что мы – равнинная страна, у нас вечно то монголы пробежали и убежали назад, то варяги пришли и ушли. У нас постоянно что-то происходит, какое-то движение. Страны Западной Европы никогда не были странами-фронтир. Они всегда жили стабильно, поэтому там примат государства.

Поэтому я считаю, что Украине следует ориентироваться не на европейские страны, а, в первую очередь, на лидеров, а это – Америка. Нам нужно перенимать опыт стран, которые ближе нам по менталитету.

Например, иногда в Украине предлагают внедрять финскую школу. Но какие результаты у финской школы? По-моему, там больше рекламы и маркетинга. Почему мы решили, что построение финской школы подходит для нашей страны? Украинцы – точно не финны. Мы более эмоциональные, более быстрые. Финляндия и скандинавские страны живут в несколько ином темпе. Я считаю, что Украина в этом смысле ближе к Израилю. Израильскую школу можно понять, видны результаты израильской школы по IT-компаниям, результатам промышленности Израиля и т.д. Почему мы должны брать обязательно Европу в качестве примера? Мы должны брать то, что соответствует нашему менталитету.

Если говорить о сходстве с американцами, то в нашей стране де-факто уже принята вторая поправка к Конституции США – каждый гражданин имеет право на ношение оружия. Это у нас уже и так есть де-факто.

Если в Европе есть страны, где люди готовы платить налоги, которые составят около 50% их доходов, то не представляю, как украинец будет платить больше 20%. И в этом мы тоже похожи на американцев. Американцы никогда не будут платить больше 30% налогов – они тупо начнут уклоняться, потому что государство «залезло в их карман».

Украинцы больше похожи на американцев. Мы не являемся классической европейской страной. У нас постоянное движение: войны, нестабильные границы.

Почему мы должны брать пример со стран Балтии или каких-то микроскопических европейских стран, в которых население – это половина нашего Киева. Когда мы поймем, кто мы такие, когда поймем, что делали богатые страны, чтобы стать такими, тогда и мы станем богатыми. Нам следует действовать так, а не слушать советы всяких миклошей и бальцеровичем, которые нам советуют то, чего они в своей стране не делали. Мы для них – конкуренты и за инвестиции, и за рынки сбыта. Если мы чего-то добьемся, то первый, кто потеряет промышленность, это будет Словакия. Потому что у нас рынок сбыта побольше, Россия рядом, Беларусь рядом, людей побольше. Второю пострадает Венгрия, потому что начнут переводить производство. А потом начнет страдать Польша, потому что заробитчане начнут возвращаться в Украину, промышленность начнет уходить. Так что, чем хуже у нас, тем лучше у них.

Если сравнивать Украину с Грузией, то, в принципе, я не могу сказать, что там что-то такое супер-пупер произошло. Де-факто там не существовало государство. А при Саакашвили появились работающие институты, и кое-как государство заработало. Украина же так низко никогда не падала, какое-никакое кривое и косое, но государство у нас существовало. Украина и больше, и богаче. Кроме того, Украина не может заниматься исключительно привлечением туристов – нет у нас ни природы, ни кухни, которая может привлечь такое количество туристов. Помимо этого, чтобы прокормить 40 миллионов человек туризма недостаточно. Благодаря туризму и сельскому хозяйству людей не прокормишь. Промышленность! Только промышленность дает рабочие места и массовую занятость.

Еще хочу сказать одну неприятную вещь. Украинцы должны научиться работать, как в Европе. Мы любим говорить о своем трудолюбии, но сами, однако, не такие уж и трудолюбивые.

Например, когда я зашел в небольшую кафешку в Вене, где продают кофе, бутерброды и прочие мелочи, это было небольшое помещение, так вот всем этим помещением заправляла одна женщина, причем предпенсионного возраста. И там это считается нормальным. У нас на такое помещение было бы, как минимум, три человека, причем молодежи. То есть европейцы реально работают больше нас. А у нас уже с 25 декабря в Киеве никого нет, работа останавливается.

Поэтому нам нужно работать, работать и еще раз работать. Меньше праздников, побольше работы. Продуктивность работы в Европе выше, надо это признавать.

Американцы тоже богатые, потому что пашут, как кони. У них рабочая неделя 50-60 часов. Они с работы не вылезают.

Точно так же – китайцы, корейцы, японцы. Они прорвались в высшую лигу государств, потому что пахали, как проклятые. Больше работы, меньше праздников, больше конструктива.

Нашей стране не хватает конструктивности и умения строить социальные связи. У нас каждый сам по себе, самый умный, самый красивый. Нам бы умение выстраивать командную работу, цены нашей стране не будет! Тогда мы быстро займем то место в мире, которое должны занять.

Так что нам надо стремиться к лучшим образцам. Причем Европу мы часто себе представляем такой, какой не существует. Мы придумали себе идеальную Европу, где все хорошо. У Европы мы должны заимствовать верховенство права. А так, у нас в стране должен работать национальный капитал. Должна быть национальная буржуазия. Национальная буржуазия – это залог развития страны. Никакие транснациональные корпорации за нас ничего не сделают.

Надежда Майная

Фото Александра Синицы