Обороноспособность Украины начинается в школе

Новость о том, что крупный ИТ-бизнесмен, президент холдинга "Интернет инвест групп" собрался в народные депутаты, интернет-сообщество восприняло одновременно с удивлением и радостью. Удивлялись в первую очередь тому, зачем успешному бизнесмену из одной из самых прозрачных сфер украинской экономики это "болото". Радовались тому, что готов рискнуть, и что возможно в Парламенте станет на одного прогрессивного и честного человека больше.

Но судя по всему, просто пройти 9 кругов ада избирательной компании для Ольшанского оказалось мало: он решил побороться за место под куполом на самом скандальном столичном округе — 223-м (Шевченковский район), который, как известно, уже не первый год "держит" (и бандитская терминология здесь вполне уместна) Виктор Пилипишин. На что рассчитывает, чего опасается, и что собирается делать в случае победы один из интернет-пионеров Украины — в эксклюзивном интервью Александра для Delo.UA

Читайте также: Предвыборная гонка: депутаты начали скупать голоса избирателей

Александр, Вы как-то говорили, что выборы в Парламент дают эффект "отрицательного отбора". Почему так?

Читайте также: Оппозиционный блок не проходит в парламент — соцопрос

Да, я, правда, считаю, что в среднем морально-этические качества депутатов хуже, чем в среднем по Украине. И получаем мы такой результат из-за существующего механизма выборов. Могу объяснить на примере. Вот ты становишься кандидатом в депутаты. И к тебе сразу же приходит, например, директор какого-то предприятия, и говорит: "помогите нам с вот этим, а наши сотрудники за вас проголосуют". Или, например, заведующая детским садом: "помогите оборудовать спортзал, а наши родители будут за вас голосовать." И, в общем, ничего плохого они не хотят — они просто стараются использовать выборы, как повод для того, чтобы решить свои проблемы. Но фактически они предлагают кандидату контракт: "вы нам поможете сейчас, а потом можете воровать и возмещать свои затраты". Я немного утрировано говорю, но механизм именно такой.

С одной стороны я не могу осуждать людей, которые это просят, но с другой — мы все должны понимать, что "отрицательный отбор" — следствие именно такого механизма. Кроме того, наверное, часть кандидатов применяют прямой или непрямой подкуп конечных избирателей. Что-то людям раздается, как-то они поощряются и т. д. Причем, эти механизмы годами настраивались и люди, которые участвуют в этом, подчас даже не осознают суть происходящего. А корень этой проблемы находится в осознании людьми, какая функция у народного депутата. А функция у него — не асфальтировать дорогу, а создать такое законодательство, при котором дорогу заасфальтируют.

Читайте также: "Независимые террористы" пригласят на свои "выборы" американцев, которые им — "не указ"

У кого, реально, есть шанс на депутатство? На что рассчитывают самовыдвиженцы?

Это достаточно сложный вопрос. Во-первых, нужно понимать, что есть партийные списки и мажоритарщики. Со списками я ничего не понимаю, там какая-то своя отдельная "химия", я в ней не разбирался, и ничего по этому поводу сказать не могу. Так же, как и все, наблюдаю состав списков и понимаю, что там существуют какие-то внутренние, непрозрачные и нам не понятные механизмы. Что же касается мажоритарщиков — они тоже бывают двух типов: мажоритарщики, которых выдвинули партии и мажортарщики-самовыдвиженцы.

Вообще, если вы голосуете за партию — не важно за список или мажоритарщика — то надо быть готовым к тому, что человек, который выдвинут партией, этой партии обязан. С одной стороны, это, вроде бы, и хорошо — он будет исповедовать соответствующую идеологию, если эта идеология есть. Но с другой стороны, он будет лишен свободы воли, то есть за него решать будет партия. Такая обоюдоострая ситуация.

В принципе, если бы у нас были нормальные идеологические партии, наверное, это схема неплохая. Но учитывая реальное положение вещей — отсутствие таких партий — то схема эта небезопасная. Потому что вы можете даже выбрать хорошего человека, но он не сможет ничего хорошего сделать, поскольку существует партийная политика. Партии, в любом случае, заинтересованы в расширении своего влияния, поэтому они будут лоббировать отмену мажоритарки, говорить, что вся мажоритарка за деньги и тому подобное. И, в общем, они правы, за исключением того, что партии тоже за деньги. То есть это просто такая борьба.

Как это изменить? К сожалению, никак. Кроме как создать в стране идеологические партии. А на это нужно время, это может быть период длительного становления и они должны создаться из гражданского общества. Хотя мне кажется, что сейчас некоторый шанс есть. Но уж очень быстрые выборы из-за ситуации в стране не дали шанса гражданским организациям, образовавшимся во время Майдана, превратится в партию. Но скорее всего, этот процесс будет продолжаться. То есть эти люди никуда не денутся, они уже друг друга знают, и я думаю, что с течением времени ситуация с качеством партий у нас улучшится.

Сколько стоит стать депутатом? На личном примере.

Ну, я пока не стал депутатом и даже не закончил кампанию. Поэтому не могу сказать точные цифры. Но это многие сотни тысяч гривен. Не удивлюсь, если эта цифра дойдет до миллиона.

Как оцениваете свои шансы на победу?

Здесь тоже очень сложная ситуация. Я пошел в 223 округ, а это округ, победитель в котором уже много лет не определялся по результатам голосования, а определялся, чем угодно — результатами боксерских поединков, судебных тяжб и т. д. Но только не волеизъявлением людей. На этом округе в течение многих лет разыгрывается "мыльная опера" под названием "Левченко против Пилипишина". А именно: есть, как бы, плохой Пилипишин, но есть еще более многим неприемлемый Левченко. И из двух зол люди пытаются выбирать меньшую и попадают все в ту же ловушку выбора без выбора. То есть схема, как провести не очень популярного лидера такая: нужно привести еще менее популярного оппонента. Причем, эти двое все время разыгрывают между собой действа с судебными тяжбами, мордобитием, бросанием в мусорники и т. д. Но, в принципе, я думаю, что это все спектакль.

И я пошел на этот округ, чтобы посмотреть, что получится, если дать киевлянам реальную альтернативу. Потому что, если выбор ограничить Левченко и Пилипишиным, то лично я бы вообще голосовать не пошел. Понятно, что Левченко и Пилипишин начали кричать, что я технический кандидат. Левченко считает, что я технический кандидат Пилипишина, а Пилипишин — что Левченко. Им было очень уютно вдвоем, и теперь человек, который разрушает этот сценарий, им весьма неудобен, поэтому, думаю, что они оба сейчас на меня ополчатся. Так что, говорить о прогнозах сложно. Но мы постоянно проводим опросы и видим, что есть, в принципе, значительный процент людей, которые готовы за меня голосовать.

Я могу лишь сказать, что мы были удивлены двумя фактами. Как оказалось, сегодня 55% людей вообще не знают, что у нас выборы проводятся по смешанной системе, что у нас будет один список за партии, а другой — мажоритарщики. Это при том, что мы опросы проводим на улице, где ходят молодые люди. А ведь есть люди пожилого возраста, которые по улицам особо не ходят, и среди них процент людей, не знающих, как устроены выборы, еще больше. Это я говорю на будущее, потому что если мы перейдем к системе с открытыми партийными списками, то такая система еще сложнее для понимания средним избирателем, соответственно, там еще большее поле для манипуляций.

Второй факт, который меня тоже поразил — это количество людей, которые не знают, кто из кандидатов кого представляет и поддерживает. Они находятся в полном незнании того, что любимый ими Пилипишин, который построил им детскую площадку, голосовал 16 января за диктаторские законы. Точно так же они находятся в полном незнании, что Левченко представляет "Свободу" и всю политику, с которой ассоциирована эта политическая сила. То есть избиратель не идентифицирует политические взгляды кандидатов. Люди видят фамилии, видят, что один другого бросил в мусорник, и втягиваются в просмотр этого спектакля. Но они не знают реальных убеждений каждого из кандидатов.

Так каких "сюрпризов" ожидаете на 223-м в этот раз?

Если я чего-то ожидаю, то это не сюрприз 🙂 А из того, что ожидаю — фальсификации на уровне избирательной комиссии, судебные тяжбы, силовое противостояние. Я думаю, что мордобой обязательно будет в программе этого шоу. Я постараюсь, конечно, в нем не участвовать. Но сбрасывать со счетов этот фактор не стоит.

Как думаете, кто обклеивает ваши борды наклейками "брехун"?

Учитывая то, что там клеят, что я с Пилипишиным, то думаю, что это Левченко. Хотя, в принципе, не могу исключить и того, что это Пилипишин. Что это его некий пиар-ход, тонкое использование своего собственного отрицательного рейтинга. Хотя я к этому вандализму отношусь философски — ну обклеивают и обклеивают.

Если пройдете в Парламент — в какую фракцию войдете? Почему?

Войду в Порошенковскую, если не произойдет чего-то экстраординарного. Почему — тема непростая. Я считаю, что Майдан ничего не выиграл, никакой победы не состоялось. Но есть процесс, и мы находимся в его середине. У этого процесса волею судьбы образовался лидер — нравится он нам, или нет, но нам придется с ним некоторое время пожить. Может быть, мы его через какое-то время переизберем — это нормально, ничего такого в этом нет. Но если мы хотим довести дело, все-таки, до позитивных результатов, то этого лидера нужно поддерживать. Причем, поддерживать достаточно длительное время, для того, чтобы эта ставка сработала. Чисто на личностном уровне мне кажется, что Порошенко хочет хорошего для страны. Но я понимаю, что окружение и вся система настолько огромная и сложная, что он один там ничего не сделает.

Какие законопроекты намерены принять в первую очередь?

Мне часто задают вопрос: "Какая ваша программа?" Это неправильный вопрос, и он порождает неправильный ответ. Почему? Во-первых, по закону, программа должна уложиться приблизительно в 3 900 знаков. В этот размер уложить что-то существенное и осмысленное тяжело. Второе и более важное: программа может быть у президента. И у некоторых политических партий, которые прогнозируемо образуют большинство. Программы отдельного депутата быть не может. Потому что сам по себе один депутат не может реализовывать или не реализовывать свою программу — так механизм устроен. Мне кажется, здесь более уместно говорить не о программе, а о политических взглядах.

Если меня выберут, то, как я уже говорил, я надеюсь присоединиться к фракции Порошенко. А о своих политических взглядах я сейчас расскажу. И для этого я сначала скажу о том, чего я НЕ буду делать. Мне вот часто задают вопрос: "Почему в вашей программе нет ни слова про ИТ?" Ответ простой: я не верю в отраслевой принцип регулирования экономики. Не может быть в ИТ все хорошо, а в школе, при этом, все плохо. Так не бывает. Придется создавать универсальные правила для всех, а не для ИТ в особенности. Может, это кому-то неприятно слушать, но это так. Я считаю, что в Украине глобально не хватает конкуренции — во всех сферах жизни: политической, экономической и т. д. У нас все очень сильно зарегулировано. И в первую очередь, в экономике, конечно. Так вот, я буду поддерживать любые законопроекты, которые направлены на увеличение конкуренции, и буду голосовать против тех, которые увеличивают долю государственного влияния в экономике и, соответственно, снижают конкуренцию.

Государственное влияние — это снижение конкуренции на каком-то рынке. А у нас и так все рынки, не считая ИТ, зарегулированы. И даже ИТ тоже уже в значительной степени становится зарегулированным. На самом деле, любые законы, которые лоббируют чьи-то интересы, несут в себе коррупционную составляющую. А она — обратная сторона составляющей, которая снижает конкуренцию. Ведь что такое коррупционная составляющая? Это значит, что кто-то должен покупать что-то у одного поставщика (или только у поставщика, который специальным образом сертифицирован).

Кроме того, я считаю, что беда Украины — это отвратительная налоговая система. И отвратительная она не величиной налогов, а механизмами взымания этих налогов, непрозрачностью системы, которая любого предприимчивого человека превращает в преступника. Я утверждаю: невозможно в Украине полностью легально вести бизнес. Полностью легально ведут бизнес у нас только люди, которые "пилят" государственный бюджет. Они ведут бизнес совершенно легально, потому что ресурс "пиления" позволяет часть денег возвращать в виде налога. А конкурентный бизнес в Украине построить практически невозможно, потому что наша система рано или поздно выталкивает предпринимателя за пределы правового поля — в "серую" зону. И с этим, конечно, надо что-то делать, потому что именно отсюда появляется коррупция. Первичный источник коррупции в Украине — это система налогообложения. Ну, и как частный случай — налог на добавленную стоимость, который является самой коррупционной вещью во всей украинской жизни. Это я сказал о том, что касается экономики.

Вторая часть, а может быть и первая — это война. Здесь непочатый край работы. Я думаю, что мы должны сейчас в очень срочном порядке укреплять обороноспособность страны вообще и Киева в частности. Я переживаю, чтобы эти выборы не стали спусковым крючком для провокаций в Киеве непосредственно перед самими выборами. Почему я так думаю? Потому что это очень удобный момент, и наши враги обязательно попробуют им воспользоваться.

А вообще, на мой взгляд, обороноспособность начинается в школе. И я считаю, что так называемая "Швейцарская армия" способна появиться не после приказа Минобороны или Министерства внутренних дел, а с приказа Министерства образования. И вообще, с этим у нас беда — патриотическое воспитание и военное начальное образование на сегодняшний день полностью отсутствуют. Эта система развалена. Более того, я знаю, что многие директора школ уверены, что, например, снижение всевозможных норм по физкультуре, которое мы наблюдали последние годы — это звено той же цепочки, которая привела к развалу армии. Что это целенаправленная диверсия. И я согласен с тем, что это диверсия, направленная против молодого поколения украинцев. И с этим тоже нужно немедленно что-то делать.

Вообще, у нас за что ни возьмешься — со всем надо "что-то делать". Это правда. И очень не хватает в этом процессе адекватных людей. Но понятно, что их будет не хватать, потому что состав Рады — это результат того самого "отрицательного отбора". Впрочем, сейчас этот "отрицательный отбор" будет ослаблен. Потому что революция — это похоже на коктейль, который перемешали, и вследствие такого перемешивания появились некие новые лица. Но это окно возможностей — не очень большое и ненадолго, поэтому надо действовать быстро.

У меня есть, все же, мечта, что в парламент пройдет несколько десятков адекватных людей, которые не будут зациклены на том, чтобы многократно вернуть себе свои предвыборные затраты. Пусть даже эти люди будут в разных фракциях. Но группа адекватных людей может попытаться переломить ситуацию. У нас нет другого выбора. Потому что иначе получится, что все события зимы и все жертвы, которые мы понесли — напрасны. Вообще, мой основной тезис в том, что любая революция должна заканчиваться текстами законов. Революция не может заканчиваться сменой фамилий. Смену фамилий нельзя передать детям по наследству. Детям можно передать законы, их права, свободы — словом, то, что составляет основу государства. А фамилии, все равно, еще десять раз будут меняться.

Какие первоочередные решения, с Вашей точки зрения, нужно принимать в Киеве?

Есть несколько решений полувоенного характера, которые я даже боюсь озвучивать в прямом эфире. И не буду. Что же касается бытовых вещей — то сейчас самой яркой проблемой будет энергетика. И мне кажется, что город мог бы этой проблемой озаботиться. Каким образом? Мы бы могли сэкономить 20-30% электроэнергии, если бы повсеместно перешли на светодиодные лампы (сразу оговорюсь — я не являюсь производителем или продавцом светодиодных ламп). Мы бы могли сэкономить огромное количество энергии, которая сейчас будет очень дефицитной. Но проблема в том, что светодиодные лампы — дорогие. То есть нужно сейчас потратить единоразово много денег, чтобы потом платить меньше. Мне кажется, что город мог бы создать такого рода программу. Грубо говоря, каким-то образом кредитовать людей в счет будущих платежей за электричество. Эту проблему считаю самой актуальной, потому что, похоже, зимой перед нею отступят все остальные. И если мы, не дай Бог, перейдем к веерным отключениям электричества, то пожалеем, что полгода назад не занялись этим вопросом.