Энергетика вражды: что мешает созданию в Украине эффективного энергорынка

Прошлая неделя для НЭК «Укрэнерго» началась с обысков, инициированных Генеральной прокуратурой Украины. Согласно официальной позиции Генпрокуратуры, обыски проводились в рамках досудебного расследования «в уголовном производстве по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами НЭК «Укрэнерго» в период 2010-2014 гг.». В свою очередь, эксперты связывают претензии ГПУ и МВД к сотрудникам компании с очередным попаданием в опалу Константина Григоришина. Однако дело не только и не столько в межолигархических разборках.

В этом коррупционном скандале следует обратить внимание на тот факт, что на базе «Укрэнерго» при формировании будущего конкурентного энергорынка предполагалось создать системного оператора, отвечающего за диспетчеризацию и развитие энергосистемы страны.

Григоришин как зеркало украинского энергобизнеса

Когда-то в далеком 2002 году российский гражданин и олигарх Константин Григоришин в интервью журналистам весьма нелицеприятно отозвался о тогдашнем президенте Украины Леониде Кучме. Произошло это в ходе конфликта Григоришина с его бывшими партнерами по энергопоставляющему бизнесу – братьями Суркисами. Те, в свою очередь, своевременно подложили газету на стол Леониду Даниловичу. После этого участь Константина Григоришина в конфликте была предрешена – олигарха полностью отстранили от управления в облэнерго «первой волны приватизации», а его менеджеры либо перешли на сторону Суркисов, либо оказались за решеткой.

Однако после Оранжевой революции расстановка сил кардинально изменилась. И в 2005-м офисы все тех же – но уже «суркисовских» – облэнерго штурмовали люди в камуфляже по воле Константина Григоришина. Как утверждали тогда менеджеры компании «Укрэнергоконсалтинг», контролируемой Суркисами, рейдерские атаки на их энергетические офисы осуществлялись не без поддержки со стороны секретаря СНБО Петра Порошенко.

С приходом Порошенко на президентскую должность в 2014 году началась новая фаза активного возвращения Григоришина в «большую энергетику», о чем в СМИ написано немало. Однако уроков толерантности к власти из 2002 года последний так и не вынес. Как известно, в своем недавнем интервью олигарх публично признал свое личное участие в назначении на посты замминистра энергетики и угольной промышленности Александра Светелика и экс-главы НЭК «Укрэнерго» Юрия Касича, а также подверг жесткой и нелицеприятной критике главу АП Бориса Ложкина.

На этом фоне выглядело бы странным, если бы подчиненные Арсена Авакова не наведались в здание на улице Симона Петлюры, 25, в Киеве, где находится головной офис «Укрэнерго», включая Национальный диспетчерский центр Украины. Поинтересоваться там было чем, если учесть, что Касич остается в истории далеко не единственной креатурой Григоришина в НЭК.

Согласно заявлению ГПУ от 8 октября, на протяжении 2010-2014 годов служебные лица НЭК «Укрэнерго» путем организации закупок товаров, работ и услуг у подконтрольных предприятий по завышенным ценам нанесли убытки государству на сумму свыше 250 млн гривен. В ходе досудебного расследования 5-6 октября следователями МВД Украины были также проведены обыски в помещении НЭК и по местам жительства должностных лиц «Укрэнерго», в ходе которых было изъято порядка 50 000 евро и $200 000.

Национальные особенности энергетической реформы

Обыски в здании «Укрэнерго» происходили через пару недель после того, как Минэнергоугля направило в Кабмин окончательную версию законопроекта «О рынке электроэнергии в Украине». Фактически публикация главного реформаторского документа в энергетике совпала по времени с очередным крупным коррупционным скандалом в отрасли. И по иронии судьбы, в этот раз в эпицентре расследований ГПУ и МВД оказалось именно то предприятие, на базе которого должен быть создан системный оператор конкурентного энергорынка.

Возникает закономерный вопрос: как будет выглядеть сам конкурентный рынок, если диспетчеризацией и планированием в нем будут заниматься такие операторы? Пока что четкого ответа на этот вопрос не дает никто. В то время как Энергетическое сообщество ЕС и международные финансовые институты подталкивают Украину к ускоренному реформированию энергоотрасли, внутри страны существует целый ряд неблагоприятных факторов, способных извратить саму идею реформы на корню.

Первое. На сегодня в Украине отсутствует единый центр выработки, принятия и реализации стратегических решений в энергетической политике государства. Кабмин, парламентский комитет по ТЭК, Минэнергоугля, НКРЭКУ, СНБО, Совет энергорынка, государственные и частные компании-монополисты – все они в большей или меньшей степени фактически дублируют или подменяют функции друг друга, при этом находясь в противоречиях между собой. И все они не имеют полноценного связующего государственного центра, способного обеспечить баланс интересов как между участниками отрасли, так и между энергетиками и их потребителями.

Второе. В правительстве отсутствует общепризнанный лидер, способный взять ответственность за проведение реформ на себя и способный за счет собственной воли и авторитета обеспечить их реализацию. Такими лидерами, к примеру, в процессе либерализации энергосекторов были в разные времена Маргарет Тэтчер в Великобритании, Ежи Бузек в Польше и даже Анатолий Чубайс в России.

«В таких условиях я бы вообще не спешил запускать реформу. Кто всем этим будет заниматься, пока непонятно», – считает заместитель председателя Всеукраинской энергетической ассамблеи Юрий Саква.

Третье. В отличие от восточноевропейских стран, Украина приступает к либерализации энергорынка в условиях изолированности от европейской энергосистемы ENTSO-E. Интеграция с ней предполагается только после 2020 года, в то же время западные партнеры требуют от Киева внедрить конкурентный энергорынок уже в 2017 году. В условиях изоляции возрастает влияние на внутренний рынок со стороны монополистов – НАЭК «Энергоатом» и ДТЭК, которые на двоих производят более 80% электроэнергии в стране. Подобные монополисты существуют и в европейских странах, однако в ЕС их присутствие сглаживается межгосударственными перетоками и конкуренцией.

«Интеграция энергосистем ведет к снижению цен. Увеличивая экспорт и импорт электроэнергии, мы увеличиваем конкуренцию, а значит, создаем условия для снижения цены», – поясняет начальник управления обеспечения функционирования энергорынка НЭК «Укрэнерго» Алексей Никитин.

Четвертое. В Украине, в отличие от стран Запада, отсутствуют защитные механизмы гражданского общества в виде тех же ассоциаций защиты прав потребителей электроэнергии, газа, воды и т.д. В качестве примера такой ассоциации можно назвать расположенную в Сан-Диего в Калифорнии организацию Utility Consumers Action Network (UCAN). Эта организация защищает потребителей штата от злоупотреблений в сферах энергетики, телекоммуникаций, водоснабжения, интернета, торговли бензином и т.д. Секрет ее устойчивости прост: UCAN существует на добровольные пожертвования жителей штата, при этом размер одного пожертвования не может превышать $1500. Таким образом организация страхует себя от попадания в зависимость от корпораций-монополистов.

Пятое. В Украине, в отличие от стран ЕС, отсутствуют эффективные регуляторные, антимонопольные и управленческие органы. Пользуясь терминологией Фрэнсиса Фукуямы, государство в либеральных обществах должно быть маленьким, но сильным. В Украине же государство большое, но слабое. Такое государство, как показывает опыт «Укрэнерго», не способно противостоять отдельным корпоративным монополистам или олигархам, и не может обеспечить приоритет общих национальных интересов над групповыми.

Вкратце напомним: основными носителями частно-групповых интересов в украинской энергетике являются:

  • Ринат Ахметов (ДТЭК, Киевэнерго, Днепро- и Донецкоблэнерго).
  • Словацкая VS Energy, которую связывают с российскими бизнесменами Воеводиным, Бабаковым и Гиннером (Житомир-, Киев-, Кировоград-, Одесса-, Ривне-, Херсон-, Черновцыоблэнерго).
  • Константин Григоришин (ЛЭО, Винницаоблэнерго, по 50% акций в Сумы-, Чернигов-, Полтаваоблэнерго, миноритарные пакеты еще в шести компаниях).
  • Игорь Гуменюк (Донбассэнерго).
  • Игорь Коломойский (по 50% акций в Сумы-, Чернигов-, Полтаваоблэнерго).
  • Сергей Левочкин, Юрий Бойко (Волынь-, Закарпатьеоблэнерго).

Если Украина начнет проводить энергетическую реформу, государству придется в первую очередь направить свои усилия на преодоление перечисленных выше неблагоприятных факторов. И политические лидеры должны будут иметь достаточно политической воли, чтобы противостоять олигархам, под контролем которых оказалась украинская энергетика.

Олег Кильницкий